1256
26 апр. 2017

Семнадцать мгновений жизни разведчика Алексея Луцкого

Мгновения жизни немногочисленны, когда твоя профессия – разведчик. Яркие, как вспышки молнии, и каждое может стать последним. Главное: принять свой жребий достойно, не струсить, не предать. Странно, нет ни боли, ни страха, лишь сожаление, что многого не доделал, не сберег друзей…  Небо на Уссури такое голубое, с перистыми облаками, как в далеком детстве в Козлове. Вокруг ненавидящий оскал жертвенной пляски безликих масок театра Кабуки… А ведь так и не научились японцы выговаривать наше «р»: раскатистое, русское, грозовое. Завтра обязательно наступит, господа хорошие, и погонят вас с русской земли, как встарь всегда было. Дед бы сказал: «Умереть за Родину, Россию, не страшно. Страшно – не жить».

1883 год, 22 (10) февраля. В небольшом деревянном доме по улице Архангельской (ныне Украинской) заштатного городка Козлова Тамбовской губернии в семье  нотариуса – коллежского асессора Николая Константиновича Луцкого и его супруги Наталии Сергеевны большая радость – родился сын, нареченный Алексеем. У краеведа И.С. Никулина есть описание родительского дома семьи Луцких: «Небольшой, деревянный, с кухней и тремя комнатушками; самая уютная из них – горенка. В ней необыкновенная чистота. Сосновые полы выскобленные до блеска, в простенках примостился пузатый комод, на нем зеркало и лампа с зеленым абажуром. В углу – горка, на полках которой употреблявшаяся лишь для знатных гостей столовая посуда, чайный сервиз и …» незаменимые свидетели уюта и счастья фарфоровые слоники и прочие изящные безделушки из дерева и фаянса. По стенам развешаны репродукции известных картин, говорящих об отношении обитателей дома к более высокому сословному положению в обществе, что на самом деле таковым и являлось. Отец семейства, Николай Константинович Луцкий дослужился до личного дворянства, хотя по происхождению уже был дворянином.

Архив рода Луцких. Луцкие были связаны с тамбовской землей давно: один из представителей фамилии, Александр Николаевич Луцкий, – воспитанник Петербургского пажеского корпуса, получивший по окончании в 1820 году учебного заведения звание унтер-офицера, служил, в лейб-гвардии Московском полку и был активным участником восстания 1825 года на Сенатской площади.

«За возмутительные и ко вреду клонившиеся поступки, лишен офицерского чина, дворянского звания и сослан в Сибирь на каторжные работы сроком на 12 лет, а по истечении этого срока – на пожизненное поселение в Сибири», – таков был вердикт участнику восстания. Когда каторжник совершил побег из Ново-Зерентуйской ссылки, наказание ужесточили до 25 лет, а власти Нерчинского завода от себя добавили наказание плетьми и предписание работать в кандалах, прикованным к тачке. В 1850 году двадцатипятилетняя каторга закончилась, а еще через семь лет последовала амнистия, по которой восстанавливались права на происхождение, дворянство и предоставлялась возможность вернуться на родину. Но возможность без средств на переезд была не осуществима. Александр Николаевич Луцкий скончался в феврале 1882 года и был похоронен в городе Нерчинске. Его наследники былого сословного величия и финансового благополучия не достигли и смогли пополнить лишь средний чиновничий класс, получив в наследство от отца и деда железную волю, дух свободолюбия, великую склонность к учению, верность слову, долгу и чести.

80-е годы XIX столетия, город Козлов, Тамбовская губерния. Но вернемся в уездный городишко Козлов, где родился внук декабриста. Отец умер, когда мальчику не исполнилось и года, семья, в которой было девять детей, осталась без средств к существованию. Когда мальчик подрос, монашествующим тетушкам после изрядных хлопот удалось определить его на казенный «кошт» в Рязанское духовное училище, а затем в семинарию. Однако перспектива стать священником юношу не устраивала, он более тяготел к военной службе. Алексей Луцкий поступает вольноопределяющимся в 14-й гренадерский Грузинский полк, с последующим зачислением в Тифлисское юнкерское пехотное училище, которое успешно кончает в 1904 году. Получив звание подпоручика, молодой офицер направляется для прохождения военной службы в столицу в 4-й гренадерский Несвижский генерал-фельдмаршала князя Барклая-де-Толли полк.

1908 год, февраль. Алексей Луцкий высочайшим указом награждается «За отличную усердную службу и труды, понесенные во время военных действий» орденом Святого Станислава III степени и медалью «В память о Русско-Японской войне». Смелый и решительный в своих действиях, глубоко почитавший суворовские правила военного искусства, Алексей быстро завоевал доверие, авторитет, трогательное, заботливое отношение со стороны сослуживцев.

1906 год, город Козлов, Тамбовская губерния. После войны с Японией Луцкий выходит в отставку, и некоторое время работал в правлении Рязанско-Уральской железной дороги, в ведении которой находился и Козловский участок. Город жил под впечатлением недавних забастовок железнодорожников и глухого нарастающего недовольства крестьян, которых нужда и голод толкали на захват помещичьих земель и усадеб, воровство и угон скота. Алексей Луцкий увлеченно читал Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова. Души мятежные порывы Алексей сравнивает с горячим норовистым скакуном, который, рванув коновязь, обезумев от внезапной свободы, мчится, куда глаза глядят, сметая на своем пути любые преграды.

Зарево будущей революции вспыхивало в разных уголках страны; на слуху были они и за рубежом, лапотная Россия привлекала внимание иностранных государств. В одном из номеров «Козловской газеты» того времени появилась заметка, что «по Тамбовской губернии путешествует компания американцев, желающих ознакомиться с аграрным движением и теми мерами, которые принимаются для их подавления. Путешественники – двое мужчин и одна мисс… Вчера они прибыли в Козловский уезд и уже успели посетить некоторые местности, приобретшие в недалеком прошлом известную славу». Коршуны слетались, почуяв добычу. Алексей Луцкий слишком хорошо понимал эту истину, как и то, что кровавые меры Николая II уже не в состоянии ни вскрыть, ни залечить политический нарыв. Передаваемые среди родных рассказы о тяготах сибирской каторги деда болью отзывались в сердце.  Эту ноющую рану могло залечить лишь большое чувство. Оно не было внезапным. Еще, будучи в военном училище и приезжая в родной город в краткосрочные отпуска, познакомился юнкер с миловидной гимназисткой Леночкой Шишкиной. Встречались втайне от родителей, по происхождению, хоть обедневшему, но дворянину ровней Елена не была. Ее дед – крепостной крестьянин, после освобождения сумел выбиться в люди. Упорство, трудолюбие, крестьянская смекалка, ограничение себя в финансовых тратах, что чаще характеризовалось как скупость, помогли приобрести небольшую лесопилку недалеко от станции Хоботово и двухэтажный дом в Козлове. Семья Шишкиных слыла состоятельной и мечтала о выгодной партии для дочери. Согласие на неравный в финансовом отношении брак родители не давали. Все изменилось лишь после войны с Японией, когда возмужавший офицер, получивший награды, вернулся на родину. Шишкины смягчились, молодые люди получили разрешение на брак. Загвоздкой оказалось то обстоятельство, что офицер испрашивал разрешение на брак у вышестоящего командира, а таковое давалось при наличии у просителя не менее пяти тысяч рублей денежных средств. Такой суммы у Алексея Луцкого не было. Выручил отец невесты, дав деньги, как приданое дочери. Один из отпусков молодые провели на хуторе в деревне Фонвизино (ныне Первомайский район), в поместье, принадлежавшем тем самым Фонвизиным, которые дали русской литературе автора комедии «Недоросль». Племянник же Дениса Ивановича Фонвизина, герой Отечественной войны 1812 года, Михаил Александрович Фонвизин также был видным участником восстания декабристов.

1908-1909 годы. Время рубежного перелома в карьере Луцкого, принято окончательное решение: только военная служба. Октябрь 1908 года – направление в Читу в 13-й Восточно-Сибирский стрелковый  полк; июль 1909 года – перемещение в штаб 4-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии для изучения и анализа опыта маньчжурской военной кампании. Молодой перспективный офицер с боевым опытом увлеченно занялся изучением документов о деятельности японской разведки, которая, по его мнению, была на голову выше русской. Но без знания языка понять ментальность, культуру, логику поведения и действий разведчиков Страны Восходящего Солнца – задача непосильная.

1912-1914 годы. Луцкий направляется в школу переводчиков при институте Востока во Владивостоке. Склонность к языкам, незаурядные лингвистические способности, усидчивость и настырность в овладении иностранными языками, позволили Алексею Луцкому уже за восемь месяцев приобрести широкие навыки сразу в трех восточных языках: китайском, корейском и японском. И это в приложении к знанию трех европейских языков. Далее следует двухгодичная командировка в Японию официально для совершенствования знаний японского. Основная же цель – получение практических навыков разведывательной деятельности непосредственно на территории противника.

Небольшой уютный японский городок Тибо, где в «игрушечном» двухэтажном домике проживает с семьей удивительный русский: скромный, улыбчивый, проводящий время в непрерывных занятиях с преподавателями, живо интересующийся кладезью непривычных нравов, обычаев, поведения своих соседей – японцев. Самостоятельно же офицер знакомится с политикой и военной системой сопредельной страны. В связи с началом Первой мировой войны Луцкий вынужден вернуться в Россию, где получает звание штабс-капитана и командируется в Иркутский военный округ. Сфера его профессиональных интересов – Манчжурия и Харбин, а также территория Китайско-Восточной железной дороги. «Средств личных не имею, знания и жизнь положил во славу Отечества», – эта фраза, встречаемая в старых автобиографиях и характеристиках, о нем, о человеке и о разведчике. В жизни многое предопределено. Разве можно считать случайностью, что разведчик попадает в те самые угрюмые места, где отбывал жестокую каторгу со своими единомышленниками его дед; разве не сжималось болью его сердце при виде бед, несправедливости, мучений и жертв «страдающих братьев»; противоречий, раздиравших его Россию. Будучи слушателем курсов контрразведки при Главном Управлении Генштаба в Петрограде и не раз пересекая Сенатскую площадь, разве не рисовал Алексей Луцкий в своем воображении картины рокового восстания декабристов, предательства и расправы над теми, кто хотел видеть родину счастливой. Мучительно искал офицер ответа на гамлетовский вопрос: быть или не быть; а, главное, с кем быть? На чьей стороне правда? Те самые вопросы, на которые пытался найти ответы его дед. Россия вновь переживает политическую смуту: бесчисленные потери Первой мировой войны, Февральская и последующая Октябрьская революции. Луцкий делает теперь и гражданский выбор: он с теми, с кем народ, и вместе со многими офицерами царской армии принимает власть Советов. «Темницы тяжкие падут, оковы рухнут, и свобода вас встретит радостно у входа, и братья меч вам отдадут», – поэтические строки явились пророческими, только меч оказался выбором профессиональной судьбы – пути русского разведчика.

1917 год. Алексей Луцкий командирован в Харбин начальником контрразведывательного пункта на КВЖД. Политическая обстановка на Дальнем Востоке сложная, напоминающая «гуляй-поле», где плетутся заговоры, где вольная житница для бандитов всяких мастей, где власть постоянно переходит из рук в руки, куда устремлены жадные амбиции ряда сопредельных и европейских государств, почуявших, что здесь и сейчас вполне вероятно отхватить очень жирную добычу. Луцкий отчетливо понимает, что безопасность России нужно сохранить при любой власти, не позволив растерзать ее территорию. Он раскрывает в Харбине заговор начальника КВЖД генерала Хорвата, добывает через агентуру сведения о продвижении к Харбину японских войск. Время накладывает на него и другие обязательства, Алексей Луцкий избран членом Харбинского Совета рабочих и солдатских депутатов. Сложное время после разгрома Советов подвигает его к переходу на нелегальное положение, продолжая свою «тайную» войну против японцев, банд Семенова, по сбору данных о передвижении войск противника. На долю разведчика выпали доносы и аресты, казематы Харбинской тюрьмы и даже мобилизация в колчаковскую армию. Но были на его пути и знаковые встречи.

1918 год, февраль, Иркутск. В кабинет Михаила Трилиссера, только что назначенного руководителем спецпогранотряда, а в дальнейшем возглавившего Иркутскую ЧК и Иностранный отдел ГПУ, вошел мужчина, в безупречной выправке которого чувствовался кадровый военный.

– Штабс-капитан Луцкий прибыл в Ваше распоряжение, – отрекомендовался вошедший. Так произошло знакомство и встреча двух разведчиков-профессионалов. Доклад Луцкого о положении в городе, о работе японской резидентуры, которая действует под прикрытием консульства, о саботаже чиновников, о положении на границе и о предпринимаемых многочисленных попытках переправить через границу ценности, являющиеся национальным достоянием России, – разговор длился всю ночь. Но были предприняты и практические меры для ведения контрразведки и разведки, организован пограничный отдел, во главе которого стал Алексей Луцкий. Краткая по времени совместная деятельность и возникшая крепкая дружба дали свои плоды. Шпионская резидентура была разгромлена. В телеграмме нашего земляка Наркома иностранных дел Г.В. Чичерина, направленной в адрес М. Трилиссера были такие слова: «Ваша энергичная деятельность и принятые меры против иностранцев всецело находят одобрение и решительную поддержку Центрального правительства».

1920-е годы. Дальний Восток. Положение в Сибири и политическая ситуация быстро меняются. Алексей Луцкий назначен членом Военного Совета Приморья и начальником контрразведки Временной Дальневосточной республики. Вместе с одним из руководителей Военного Совета Сергеем Лазо он занимается реорганизацией партизанских отрядов в регулярные армейские части, проводит активные мероприятия против генерала Ооя и японского разведчика майора Накаямы, откровенно прикрывавшегося корреспондентом китайской газеты «Чайна Стар». В архивных документах и свидетельствах того периода утверждается, что наш земляк принимал непосредственное участие в поиске и недопущении вывоза за рубеж вагона с золотым запасом, который был угнан колчаковцами для переправки через дальневосточную границу. Эта сложная контрразведывательная операция (естественно, с большой долей литературного вымысла), как и один из ее участников разведчик, Алексей Луцкий, легла в основу остросюжетного художественного фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих». Анализ полученных разведданных Луцкий докладывает Сергею Лазо. «Отношения с японцами натянутые. Оценка тактики японцев: более всего вероятно, что они будут создавать инциденты, давить на нас, вплоть до полной оккупации ряда населенных пунктов. Но, возможно, мы стоим накануне открытого выступления».

1920-й год, ночь с 4-го на 5-е апреля, Владивосток. В городе начинается ожесточенная стрельба, и вошедшие японские войска занимают правительственные учреждения, почту, телеграф, блокируют вокзал и здание Следственной комиссии, где находились члены Военного Совета Сергей Лазо, Всеволод Сибирцев и Алексей Луцкий. Лишь много месяцев спустя стало известно, что на станции Муравьево-Уссурийское от рук японских интервентов и бандитов есаула Бочкарева смертью храбрых в паровозной топке погибли члены Военного Совета Дальневосточной республики. Один из них – старший помощник начальника Иркутской контрразведки, начальник русской разведки в Харбине Алексей Луцкий.

Мгновения жизни длинной в тридцать семь лет – судьба человека, гражданина, патриота, разведчика, светлую память о котором хранят потомки, нынешнее поколение сотрудников Федеральной службы безопасности России и … старинный русский город Мичуринск (историческое название Козлов). Каждый из нас, наверняка, помнит улицу, где прошли его детство и юность. Нынешние дети, чтоб не потеряться, зазубривают названия улиц, подчас не зная, почему места их проживания носят имена и фамилии земляков. А улицы эти – мемориальный памятник, свидетельства нашей истории, великой и трагичной, с удивительным переплетением судеб человеческих.

Ирина Теплякова, член Союза журналистов России

P.S. Благодарим группу общественных связей УФСБ РФ по Тамбовской области
за помощь в поиске материала статьи

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Самые читаемые:

© 2009-2017 Интернет-журнал «448 вёрст»

Лента новостей Тамбова, Тамбовской области и федеральных событий. Все права защищены. 16Ес+
При использовании любого материала с сайта гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна.