757
13 нояб. 2017

Железные дороги в дневнике провинциального обывателя

«Дневниковые записки Егора Андреевича Ковригина» - именно так назвал свои записи автор – являются уникальным историческим источником, отразившим повседневную жизнь обывателя провинциального города  второй половины XIX века. Особую ценность дневнику предает то обстоятельство, что его автор принадлежал к торгово-промышленным слоям города, так называемым «молчаливым сословиям», оставившим после себя очень незначительный пласт письменных источников личного характера.

В целом следует отметить, что привычка вести дневниковые записи личного характера, в которых отражены результаты саморефлексии автора, есть проявление психологического типа человека Нового времени. На это указывает и нехарактерное для человека аграрного общества стремление вырваться за пределы традиционного жизненного цикла. Вот как Ковригин писал о предстоящем походе Козловского ополчения к театру военных действий Крымской войны: «Этот поход меня не пугал, но радовал. Мне было желательно посмотреть свет и видеть города и села, и местности, а то я до 20-летнего возраста из Козлова никуда и никогда не ездил и не ходил… Я пришел домой ко двору и был у родных – прощался с ними. Но я не был печален, даже радовался и мечтал поглядеть свет». 

Таким образом, Егор Андреевич представляет собой пример человека, вырывающегося из традиционной социальной среды, менталитет которого, хотя и отягощенный инерцией традиционного мышления, тем не менее, имеет характеристики менталитета человека индустриального общества. Это проявилось почти во всех сторонах его жизни, которые отличались заметной переходностью. В принципе нашего героя можно назвать маргиналом, в нормальном социологическом смысле этого слова, человеком, который в повседневном житейском поведении в чем-то отошел от традиционалистской среды, а в чем-то приобрел качества гражданина современного индустриального социума.

Строительство в России сети железных дорог являлось одним из ярких проявлений становления индустриального общества. Вокруг этой сети создавалась принципиально новая социально-культурная инфраструктура модернизационного типа, во многом именно под воздействием железных дорог формировался менталитет буржуазного общества.
 
Для Ковригина строительство железной дороги в Тамбове являлось общественно значимым событием, за которым он регулярно следил. Так, еще в 1868 году он детально конспектирует в дневнике различного рода сведения о организации строительства Тамбовско-Козловской железной дороги: «…в Тамбове получена в земстве телеграмма из Санкт-Петербурга следующего содержания. Государь император 14-го апреля 1868 года утвердил концессию на линию железной дороги от Козлова до Тамбова, без гарантии правительства. Постройку дороги земство тамбовское и козловское приняли на свой риск и обещались выстроить в два года по 68918 рублей 92 копеек на версту на протяжении 66 ½ вёрст. И земства владеют ею 85 лет».
 
Торжества 1 июля 1868 года – день освещения закладки станции железной дороги в Тамбове Ковригин характеризует следующим образом: «этот день навсегда останется памятным для жителей города Тамбова. Давно уже наши граждане не видали такого торжества…».
 
Ковригин старается детально описать происходившие в этот день события. «В два часа пополудни раздавшийся звон колокола на монастырской колокольне возвестил гражданам о предстоящем торжестве. А в исходе 3-го (часа – С.Л.) преосвященнейший Феодосий в сопровождении духовенства и многочисленной публики из Казанского собора отправился с крестным ходом на ярмарочную площадь, где заранее еще более многочисленная публика ожидала архипастыря, чтобы вместе с ним вознести молебен ко всевышнему о благополучном окончании столь лестного и давно уже с нетерпением ожидаемого начала. С прибытием на место закладки крестного хода началось молебствие с водосвятием, по окончании коего Преосвященнейшим Владыкой окроплены были святой водой наполненные землёй тачки, вблизи которых по обе стороны предположенного вокзала на некотором расстоянии развивались флаги, как указатели направления линий строящейся железной дороги. На одном из белых флагов было вышито серебряными словами «Вокзал». После молебствия исполняющий должность губернии начальника и преосвященный Феодосий и прочия начальства взяли с землёй тачки до указанного места и потом все собрались на обед. Стол был приготовлен в ярмарочном ряду лавок, которые назначены к сломке. И они все были убраны березками, и земля была усыпана травой. Насупротив накрытого стола красовался портрет государя императора, убранный зеленью и цветами, и деревами. Стол был весь убран цветами, ананасами и разными фруктовыми деревами. За столом были тосты и много речей. Земство постройку дороги сдало Сергею Васильевичу Яфимовичу. Обед был роскошный. За столом присутствовали около 150 человек. Во все время обеда попеременно играли два оркестра музыки. По сторонам находилось много публики в качестве зрителей, а в особенности - дам. Потом за обедом г-н Яфимович сказал в речи о содействии городского общества ввиду устроения станции в ближайшем от города месте и за сделанные пожертвования от общества. Земли под вокзал - сколько займут, и ещё и перенести ярмарочные ряды на другое место. А на этом месте начинает строиться вокзал - напротив самой Дворянской улицы».

 
Детальность описаний поражает, если учесть то обстоятельство, что сам Егор Андреевич на этом празднестве не присутствовал, в связи с тем, что у его жены в этот день начались роды. На празднике присутствовала родная сестра жены  Ковригина, со слов которых в дневник и было внесено описание торжеств. И тем не менее вечером того же дня Ковригин все же нашел время посетить место проведения торжеств: «А вечером и я ездил - и видел, как было распланировано. И видел, как допивали остатки от стола рабочие и музыканты, и официанты. Итак, наконец, Тамбов дождался железной дороги».
 
И далее по тексту вновь Ковригин демонстрирует достаточно широкую осведомленность об обстоятельствах строительства железной дороги: «Эта дорога была утверждена Государем Императором в 1862 году 20 апреля (по – С.Л.) вновь пересмотренному плану от Москвы до Саратова. И первый участок до Коломны был открыт 14-го июля 1862 года. И потом она достроена до Рязани и переименована под названием Московско-Рязанской железной дороги. Потом еще спустя год эту линию довели до города Козлова под названием Рязанско-Козловской железной дороги. И потом по многим препятствиям по случаю построек побочных линий - Моршанско-Ряжской, Козловско-Воронежской и Гряде-Борисоглебской - и (только – С.Л.) через два года была утверждена наша – Тамбовско-Козловская железная дорога. И вслед за этой линией еще утверждена линия от Тамбова до Саратова и начата строиться с весны 1869 года».
 
У автора дневника большой интерес вызывает ход самих строительных работ. Во время прогулок Ковригин неоднократно посещал строительство. Вот одно из мест описывающих подобное посещение: «3 августа 1869 года ездил с Егором Ивановичем Жарковым на его лошади в дрожках к мосту на реке Цне, который делается для Тамбовско-Саратовской железной дороги. Заехали за Гладышевым Иваном Ил. И с ними мы прошли по временныму мосту через реку Цну. И видели мы, что приготовлено для двух каменных быков: у родного сделали закладку камнем и из нее выкачивают воду родниковую. Дожидаются владыку для освещения моста. На этом месте сделали каменный крест, в него будет заложена медная с надписью доска; и приготовлена лестница деревянная для схода вниз, когда будут освещать место. А оказавшиеся родники – воду – выкачивают насосами день и ночь по несколько рабочих. Кругом этого места поставлены стоячие дерева, сделано вроде иконостаса и  он переплетен разными фигурами, и наверху поставлено три креста золоченых: средний выше двух, и все убраны флагами. Потом мы пошли по насыпи. Она уже почти вся готова. Усыпают песком по всей линии. Поставлены будки и телеграфные столбы».
 

 
Еще одна запись свидетельствует о том, что Егор Андреевич внимательно отслеживал информацию о строительстве железных дорог и в других уездах: «От 16 октября телеграмма из Козлова извещает: в два часа по полудни отправился из Козлова пробный поезд Тамбовско-Козловской железной дороги и благополучно прибыл на первую станцию этой дороги. Открытие всей линии последует в первых числах ноября. По последним известиям, с рабочими вагон доходит до Малиновской станции, подвозят материал и разный товар для линий. У нас говорят, что наша дорога скоро откроется. Плотно все готово, только рельсы не все уложены, да мост в Малиновке не совсем готов, но спешат его отделать к ноябрю. Внутри вокзала тоже не совсем ещё отделано – спешат отделать».
 
Так же в дневнике запечатлено торжественное открытие Тамбовско-Саратовской железной дороги:  «17 мая 1870 года из Тамбовско-Козловского вокзала пошел локоматив, разубранный разноцветными флагами с вагонами Тамбовско-Саратовской железной дороги – до города Кирсанова первый поезд. Его встретили с хлебом с солью, и там был обед. И 18-го числа вернулся в Тамбов благополучно. Мосты по дороге не все еще готовы и построены временные».
 
Приведенные отрывки из дневника Ковригина свидетельствуют о том, что строительство железных дорог в Тамбовской губернии в 1860-1870-е годы являлось заметным событием провинциальной жизни русских городов. К месту строительства совершались прогулки горожан с целью наблюдения за ходом строительных работ, тамбовчане следили за новостями развития железнодорожной инфраструктуры, различные события связанные со строительством являлись поводом для организации празднеств. В целом, создание железнодорожной сети в Тамбовской губернии и оформление железнодорожной инфраструктуры в городах выступило в качестве своеобразных точек роста модернизационной социальной среды и менталитета горожан. 

 

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Самые читаемые:

© 2009-2017 Интернет-журнал «448 вёрст»

Лента новостей Тамбова, Тамбовской области и федеральных событий. Все права защищены. 16Ес+
При использовании любого материала с сайта гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна.