636
29 дек. 2016

Рынок подталкивает искусство к пошлости. Директор драмтеатра о современной сцене

О том, кто такой театральный зритель, а также в чём заключаются основные тенденции при выборе репертуара спектаклей, мы поговорили с директором тамбовского драматического театра – Петром Куликовым. На его счету такие постановки, как «От красной крысы до зеленой звезды», «Мы едем, едем, едем», «Селестина» и многие другие. Первым делом, журнал «448 верст» поинтересовался у Петра Ивановича, не ностальгирует ли он по своей творческой деятельности?

- Безусловно, я скучаю по режиссуре. Но вот уже пять лет занимаю чисто административную должность. Возможно, на данный момент мне полезнее быть здесь. Трудно оценивать свою работу со стороны, надо спрашивать мнение коллег по цеху. Если объективно, то мы с ребятами стали чаще ездить на гастроли участвовать в престижных фестивалях. В первую очередь, я ставлю перед собой задачу максимально работать на развитие театра.

- А что определило выбор режиссерской профессии? Есть ли у вас еще образование?

- По первому образованию я - фотограф. Раньше работал в павильонах, снимал портреты, часто выезжал на репортажи. Как-то даже в течение года был фотокорреспондентом на агитпоезде ЦК Комсомола. Мы тогда ездили по центральной России: от Воркуты до Днепропетровска. И только в 28 лет я поступил на режиссерско-театральное отделение. Из-за того, что учиться пришел в сознательном возрасте, институт «Культуры» я окончил с красным дипломом, а после остался ещё и преподавать. Почему решил заниматься режиссурой? Думаю, что все закладывается с детства. Ребенком мне нравилось вырезать человечков из бумаги и помещать их в коробки. Там была особая среда, в которой я выстраивал отношения между фигурками. Наверное, это те самые зерна, которые в итоге и определили выбор профессии. 

- Сейчас вы занимаетесь исключительно административной работой, но если вдруг прочитаете интересную пьесу, неужели не найдете время для ее постановки? 

- Нет, свободное время у меня практически отсутствует. Мне удается регулярно посещать премьерные спектакли в Тамбовском молодежном театре, но не больше. Времени катастрофически не хватает, ведь на моих плечах сразу два театра: драматический и театр кукол. Не беря в расчет сиюминутные проблемы, приходится много работать на перспективу. Уже сейчас мы разрабатываем репертуар фестиваля театра – кукол «Предания старины глубокой», который пройдет только в 2018 году.

- А помимо театра у Вас есть «другая» жизнь?

- Я, наверное, не знаю такой жизни. Я живу здесь. Театр – это особенный жанр искусства. Кто попадает сюда однажды, либо быстро уходит, любо остается навсегда. В театральной среде нет слова «работать», здесь надо «служить». Это большое счастье, когда совпадают работа и увлечение. И, наверное, другой жизни мне и не нужно. Здесь я смог воплотить в жизнь все свои увлечения, например, страсть к путешествиям, которую удалось реализовать в постоянных гастролях. Я работаю с девяти утра до девяти вечера, и когда поздно возвращаюсь домой, хочется первым делом отключиться от лишнего шума. Я очень люблю кино, но времени на него не хватает, зато читаю регулярно, особенно пьесы, хотя это, пожалуй, издержки профессии.

- Ваш театр сейчас активно развивается. Нет ли риска, что в какой-то момент этот рост скажется на качестве постановок? Как сохранить равновесие между откровенно развлекательными спектаклями и работами, дающими духовную пищу?

- Элитарные спектакли обязательно нужны. Как выдержать баланс? Это сложно. Все чаще и чаще рынок подталкивает театры к пошлости, ведь на такие спектакли идут зрители. Пьесы Марка Камолетти или Рэйна Куни раскручивают сюжет вокруг причинных мест. Наш театр всячески пытается удержаться от этого, и, на мой взгляд, нам это удается. Конечно, такие постановки приносят деньги, но куда важнее сохранить статус театра. Не стоит делать бизнес на пошлости. Театр – это впечатления, это ответы на вечные вопросы, которые волнуют зрителей.

- Есть ли у вас любимый спектакль, среди тех, которые идут сейчас на сцене драмтеатра?

- У меня пять пальцев на руке, и я не могу сказать, какой из них мне важнее. Они все на одной руке и все разные: этот – указательный, а это – мизинец. Какие-то спектакли мне нравятся больше по режиссерской задумке, а в других, вроде и постановки нет, но зато игра актеров настолько естественна, что мы узнаем в их героях себя. Загадку театра, думаю, люди еще не скоро разгадают. Есть те спектакли, которые я не пропускаю. Театр – это живое искусство, в котором невозможно зафиксировать рисунок. Действие остается, события не меняются, но звучит спектакль каждый раз по-разному. Ведь помимо собственного настроения есть ещё и эмоции на сцене. Театр сиюминутен! И даже когда ты смотришь запись спектакля, снятую на видео с прекрасным монтажом, это все равно не то. Дома ты всегда можешь поставить запись на паузу, отвлечься на перекус. В театре сделать это невозможно, театром надо любоваться. Мы дарим людям впечатления, эмоции, а что они будут с ними делать дальше решать только зрителям.

- Кстати, о зрителях. Расскажите, кем сейчас является современный зритель? На какие спектакли он идет в первую очередь?

- Театральный зритель – это достаточно взрослый человек, имеющий определенный багаж переживаний: любовь, разочарования, потери, находки. Человек, который может самостоятельно ориентироваться в жанрах, скорее всего, это люди от 25-ти и до бесконечности. Конечно, хотелось бы, чтобы люди шли в театр не за развлечением, а за впечатлениями, за ответами на вечные вопросы... Воспитывать публику? Конечно исподволь мы ставим перед собой такие задачи. Молодежный театр помогает, забирая определенный сектор зрителей, но основная аудитория города ложится именно на наши плечи. Особенность в том, что нам необходимо удовлетворять как можно больший спектр зрительского интереса. Репертуар должен быть максимально многогранным. К сожалению, сегодня людям нравятся ни к чему не обязывающие простенькие комедии. Большинство населения приходит в театр отдохнуть и посмеяться. Статистика – вещь жестокая. Сейчас только 10% потенциальной аудитории театра имеют потребность регулярно посещать спектакли.      

- Может ли талант актера воплощать в себе вне моральные принципы?

- Все люди подвержены комплексам и страстям, и, конечно, актер – не исключение. Надо отделять свою личность от того, кого ты играешь. Считается, что актеры - люди без кожи, потому что это всегда эмоциональный, ранимый, болезненно воспринимающий действительность человек. Редкий актер может спокойно пройти мимо беды. Актер должен быть открыт этому миру. Такова профессия, если сердце артиста закрыто, наверное, театр надо оставить и заниматься другим делом.     

- Что для вас театр?

- Сложно ответить на этот вопрос и не скатиться в пафос. Я, может быть, крамолу скажу, но для меня театр сродни церкви. Ценности, на которых построен мир одинаковые как для верующего, так и для неверующего человека. Именно об этом говорят актеры со сцены. А еще я заметил, что у человека есть внутренняя архетипическая потребность - быть ближе к Богу. И театр дает такую возможность. Ты приходишь сюда, садишься в зрительный зал и можешь почувствовать себя немного Богом. Здесь ты имеешь право судить персонажей, которые предстают перед тобой с живыми эмоциями, чувствами, телом, душой актера, который служит только Вам!  

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Самые читаемые:

© 2009-2017 Интернет-журнал «448 вёрст»

Лента новостей Тамбова, Тамбовской области и федеральных событий. Все права защищены. 16Ес+
При использовании любого материала с сайта гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна.