946
30 марта 2017

Павел Щербинин: «Отсутствие контроля за лечением приводит к катастрофе»

Павел Петрович Щербинин, профессор кафедры общественного здоровья и здравоохранения Медицинского института ТГУ имени Г.Р. Державина, о врачебной тайне, контроле качества медицинских услуг, опасностях телевизионных докторов и частной медицине.

Павел Петрович, у мединститута ТГУ есть хороший опыт защиты прав пациентов и защиты прав медицинских работников. Совсем недавно студенты-медики участвовали в контроле качества медицинских услуг, что само по себе беспрецедентное событие. Опираясь на опыт работы, расскажите о самых распространенных конфликтах пациентов и медработников в Тамбове. С чем чаще всего приходится сталкиваться?

– Хотя в последнее время мы отмечаем уменьшение числа конфликтов между врачом и пациентом, необходимо понимать, что они всегда были и будут. К сожалению, сегодня, как правило, этот конфликт связан с невнимательностью, с определенной нечуткостью некоторых медработников или с агрессивным поведением самих пациентов. Зачастую в основе конфликта лежит правовая неграмотность. Самый распространенный пример – когда человек хочет во что бы то ни стало получить результаты анализа по телефону. Врачи всегда в таких случаях скажут: нет, мы не имеем права. Они знают закон о врачебной тайне и никогда по телефону подобную информацию не предоставят. Пациенты в свою очередь пишут письма в Облздрав, губернатору, президенту, хотя на самом деле врачи действовали в рамках закона.

– Расскажите подробней об основных принципах врачебной тайны. Что не должны делать врачи в данной ситуации?

– Врачебная тайна прежде всего защищает интересы того, кто обращается за лечением. Ни при каких условиях не должно быть утечки информации. Есть врачебная тайна, есть закон №323, который четко это прописывает, есть ответственность, и поэтому врачи в данном случае никому не должны давать информацию без согласия пациента. Приведу один пример, который недавно мы разбирали. Со мной связался главный врач одной из больниц области и рассказал, что к ним обратился папа одного ребенка и попросил предоставить ему информацию о том, сколько за прошлый год ребенок болел и брала ли мама больничный. Здесь важно отметить, что родители ребенка находятся в разводе. Ответ на этот вопрос дает закон. Если папа просит информацию о ребенке, то ему надо ее предоставить. Но не по почте, не ответом на письмо, а чтобы папа пришел лично и показал свой паспорт. Если родители в разводе, они не перестают быть родителями и имеют полное право знать, что происходит с их ребенком. Но о бывших супругах никакую информацию давать нельзя. Это уже врачебная тайна. Этот запрос может сделать только суд.

Скажу больше, мы проводили экспертизы, и я давал студентам задание: позвоните в поликлиники, поинтересуйтесь родственниками. Ни один врач, ни одна медсестра никакой врачебной тайны не выдали. В этом смысле мы находимся на уровне европейских стран.

– В чем же мы тогда уступаем этому уровню в плане медицинской культуры?

– Мне кажется, мы немного отстаем в оценке пациентами качества медуслуг. У нас подобная практика появилась относительно недавно. Связано это в первую очередь с развитием сайтов медучреждений, куда может написать любой пациент и высказать медработникам свои пожелания, замечания, благодарность и т.д. Однако население не спешит реагировать на данное нововведение. Сказать о своих впечатлениях открыто люди не хотят, иногда боятся, иногда это связано просто с нежеланием утруждать себя. Однако гражданское общество отличается тем, что люди не боятся заявлять о проблемах.

– Давайте рассмотрим другую сторону медали. Павел Петрович, расскажите, какие права медработников нарушаются чаще всего?

– На мой взгляд, самый самым серьезным нарушением прав медиков сегодня стало само положение медработника в обществе. Что происходит с врачебной специальностью? Вот 20–50 лет назад врач – это одна из самых уважаемых профессий, врач – это человек, на которого если не молились в атеистическом Советском Союзе, то, по крайней мере, очень уважали. В последнее время появилось огромное количество фильмов, публикаций, где происходит унижение должности и авторитета врача. В общественном сознании сегодня врач уже не такой великий, грамотный и уважаемый специалист. Если мы смотрим фильм, то, скорее всего, врач там выпивает, если это публикация, то, скорее всего, это негативная информация. При этом современное телевидение в медицинских передачах рисует образ идеального врача, который советует заниматься самолечением, настоятельно рекомендует идти в аптеку за конкретными лекарствами.

Вместо того, чтобы обратиться к врачу профилактически, человек посмотрит телевизор, а там говорят: выпейте такой-то препарат, и вам будет хорошо. И человек покупает в аптеке этот препарат, часто дорогой, ненужный, возможно, даже противопоказанный ему. Я глубоко убежден, что медпрепараты не надо рекламировать. Только врач может определить, что и как делать. Другой вопрос, что работа медсотрудников начинает зависеть от работы фармкомпаний. Они предлагают все более дорогие препараты, все чаще их рекламируют и подкупают врачей. С подобными явлениями ведется постоянная борьба. Если вы не в курсе, то сейчас врач не имеет права даже выписывать рецепт, написанный ручкой с логотипом фармкомпании.

Тем не менее отсутствие профилактики, отсутствие контроля за лечением приводит к катастрофе. Вы знаете, если антибиотик принимать неправильно, то организм перестает реагировать на него как на средство защиты. И тогда уже никакое лечение не будет помогать. Уже сейчас в мире появился ряд проявлений туберкулеза, которые не лечатся ни одним антибиотиком. Та же гонорея в некоторых странах, например, Китае, не поддается лечению уже ничем. Ни один антибиотик не действует на проявление данного заболевания. Плюс то мясо, которое мы употребляем, и те животные, которые накалывают антибиотиками. То молоко, которое мы пьем, и другие продукты тоже влияют, к сожалению, на эффективность лечения.

Врач действует сейчас по установленным стандартам и законам, где прописано, как лечить при конкретном заболевании. У врача есть общепринятые нормы и правила лечения, и они действуют. Я помню, у меня болел ребенок, лежал в больнице, врач даже не подходил, потому что медсестра получила от него все необходимые команды и знала, как поступить и что делать.

– Порой люди считают, что телевизионное самолечение дешевле и практичней. Кстати, Павел Петрович, как вы относитесь в частной медицинской практике?

– Я считаю, платная медицина как альтернатива должна быть. Потому что это намного быстрее и удобней. У человека должен быть выбор. Государственная медицина никогда не исчезнет. Здесь играет большое значение социальный компонент. Сегодня в Тамбове сложился широкий рынок медицинских услуг, но мне кажется, что еще есть резервы для развития некоторых специальностей. Люди могут получить хорошую помощь, ввиду того, что таких специалистов нет в госучреждениях. Но еще раз повторюсь: во многом улучшение качества медицинского обслуживания как в государственных, так и в частных медицинских заведениях завит от оценки качества со стороны пациентов.

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Другие материалы автора:

© 2009-2017 Интернет-журнал «448 вёрст»

Лента новостей Тамбова, Тамбовской области и федеральных событий. Все права защищены. 16Ес+
При использовании любого материала с сайта гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна.