801
14.01.2019

Профессор ТГУ реализует большой проект по изучению демографических процессов: труд оценили на федеральном уровне

В начале прошлого года профессор ТГУ имени Г.Р. Державина, доктор исторических наук Валерий Владимирович Канищев вместе с научным сообществом приступил к реализации своего проекта под названием «Стратегии демографического поведения сельского населения юга Центральной России в XX – начале XXI в.». Проект получил поддержку «Российского научного фонда». Впереди еще два года исследований. Подробнее обо всех важных и интересных деталях интернет-журналу «448 вёрст» рассказал сам профессор. 

– Валерий Владимирович, расскажите, пожалуйста, подробнее о сути проекта, его актуальности.

– Все понимают, что демографические проблемы, безусловно, важны. Эти процессы непостоянны, поэтому нужно отслеживать их изменения и на длинных, и на коротких отрезках времени. Скажем, в 1990-е годы разговор шел о том, что в России тяжелая демографическая ситуация. В 2000-е – вдруг возникла проблема детских садов. Выяснилось, что не был учтен очередной подъем рождаемости. В 2017 году опять началось снижение рождаемости и рост смертности. Вот все эти процессы требуют глубокого изучения, определения тех факторов, которые на них воздействуют. Видимо, в силу этой значимости наш проект и поддержал крупнейший российский научный фонд, который так и называется «Российский научный фонд» (РНФ). Конечно, учитывались и наши предыдущие разработки. Мы уже более 20 лет занимаемся историей демографических процессов, наработано немало материалов. Поэтому перед экспертами мы были убедительны.

– Вы говорите во множественном числе. «Мы» – это кто?

– Это коллектив, в нём десять человек. Я его руководитель. Половина людей, занятых в проекте, это молодые люди до 40 лет, вторая половина – старше этого возраста. Наш коллектив – это сочетание опытных людей, которые занимаются изучением данной проблемы не один десяток лет. Есть и молодежь, которую мы приобщаем к решению важных задач.  

– В чём специфика ваших проектов в целом и этого проекта в частности?

– Специфика наших проектов – широкое использование современных информационных технологий. Мы строим базы данных, графики, реконструкции, модели, которые позволяют посмотреть реальную картину текущего процесса и, самое интересное, посмотреть несостоявшиеся расклады. Вот, скажем, недавно мы закончили построение модели под названием «Если б не было войны»: как бы развивалась тамбовская деревня, если б не было Великой Отечественной войны. Как мы и предполагали, а теперь знаем на конкретных цифрах, что миграционные процессы в деревне, которые начались еще в 1930-е годы, шли бы быстрее. Но поскольку в реальном сценарии война, к сожалению, присутствовала, то наши предки здраво воспринимали ситуацию. Сельские люди не разъезжались, а восстанавливали численность населения. Рождаемость опять стала сравнительно высокой. После того, как к концу 50-х годов тамбовская деревня восстановила свою численность, начались новые миграционные процессы. Они были неизбежны в связи с техническим прогрессом, с появлением в деревне современной техники (тракторов, комбайнов, других устройств). Уже не требовалось столько людей. Это естественно. Но в первую очередь нужно было залечить, так сказать, раны войны, и затем уже излишки рабочей силы отдавать развивающимся городам, другим неземледельческим поселениям. 

К сожалению, сейчас мы тоже замечаем, и уже сделали расчеты: так называемые демографические эха Великой Отечественной войны продолжают действовать. Они были видны в 60-е годы, когда до плодовитого возраста доросли те, кто родился в войну. Этих людей было мало. Соответственно и детей у них было сравнительно немного. Дети подросли, и это привело к тому, что при их сравнительно небольшом количестве в 90-е годы 20 века тоже рождаемость сократилась. Конечно, там были и другие проблемы, но и эта – основная.

А в наши дни сказывается третье эхо войны. Потому что в возраст родителей вступили те, кто родились в 90-е годы. Их сравнительно мало по сравнению с предшествующим поколением 80-х, детям которого как раз не хватало мест в детских садах. Теперь, к сожалению, эхо войны продолжает сказываться.

– Получается, что использование современных технологий позволяет вам увидеть многие скрытые процессы, о которых обществу не мешало бы знать. Что еще помогает «докопаться» до важной информации?

– Мы еще много интересных вещей используем. Впервые в Тамбовской области мы стали проводить социологические исследования по демографическим сюжетам. Наши социологи, преподаватели и студенты, организовали большой выезд в райцентр Сосновка и соседнее село Подлесное. Раньше мы их изучали с исторической точки зрения. А теперь изучили современное состояние. Были большие анкеты, много вопросов. И сразу выяснились интереснейшие вещи. В обоих населенных пунктах оказалось много приезжих людей. Мы привыкли, что из таких сел население в основном разъезжалось. А там оказалось 40% приезжих, родившихся в других местах. Мы предполагаем, что это потомки тех, кто является выходцами из этого села. Это весьма неожиданное явление.

Заслуживает внимания и вопрос о материальном состоянии. Большинство людей все-таки не говорят, что живут очень плохо и готовы уехать. Настроения миграционные есть, но не до такой степени, что вся деревня готова разбежаться.

Мы еще будем обрабатывать эти данные, но они даже на первый взгляд очень интересные. Уже сейчас ясно, что можно достичь главной цели – создать устойчивое развитие в селе. Хотя бы чтобы оставалось то население, которое есть сейчас. Об увеличении речь не идет, да и потребности такой нет. Но стремиться, чтобы на каком-то этапе сокращение населения остановилось – это реалистичная задача. Просто пока мы еще не знаем, как ее решить. Но в ближайшее время построим прогнозы о том, когда эта стабилизация может быть достигнута. Не сейчас, конечно. Перспектива не близкая, но, в принципе, одна из реальных. 

– Для чего, прежде всего, люди должны оставаться в селах?

– Самое главное, для того чтобыподдерживать сельскохозяйственное производство. Есть и второй вариант, который в мире развит и был развит у нас когда-то: с экономической точки зрения очень важно, чтобы не только производство, но и переработка сельскохозяйственной продукции была на местах. То есть люди должны оставаться, чтобы не только на земле работать, но и перерабатывать. 

– Что можно отметить среди плюсов жизни в сельской местности?

– В сельской местности удобнее жить с точки зрения природно-экологической. В тех анкетах, которые мы распространяли, только полтора процента опрошенных сказали, что, если бы они хотели уехать, то из-за экологической опасности. То есть экологическая обстановка там нормальная. Поэтому жить в селе лучше, чем в шумном, загазованном городе. 

Кроме того, мы замечаем на многих материалах, что село удобно для проживания тем, кто работает вахтенным методом. Многие сельские жители, например, летом или осенью уезжают на заработки, а остальное время проводят дома. Мало того, что они отдыхают, они еще занимаются подсобным хозяйством, обеспечивают себя всем необходимым. То есть, в принципе, как «спальные районы», сельские населенные пункты – вполне подходящее место.

У нас в сельской местности Тамбовской области (и ей подобных) наблюдается избыток рабочих рук с точки зрения сельского хозяйства, потому что современная техника не требует очень большого участия человека. И опрос показал, что преобладающие массы сельских тружеников – это сезонные рабочие, которые большую часть времени не заняты, а привлекаются только в период сезонных массовых работ. Но поскольку они не заняты, они могли бы еще где-то работать. Например, ездить на заработки в другие города. Так что село – это нормальная база для проживания.

Единственное, но это уже другой вопрос, нужно поддерживать в порядке структурные объекты, которые позволяют нормально жить. Сейчас тот же Интернет, та же сотовая телефония – они доступны везде. Вопрос дорог существенен, но тоже, в принципе, решаем. 

– А если, наоборот, говорить о каких-то проблемах жизни в селе?

– Есть один интересный момент, которого никогда не было в исторических исследованиях – это широкое использование медицинских данных. Мы привлекли профессора из нашего университета С.Н. Симонова, который занялся изучением современной организации родовспомогательной помощи. Оказывается, что сейчас при центральных районных больницах практически нет районных отделений. Создали специальную схему, по которой всех рожениц возят по городским больницам. Часть относится к Моршанску, часть – к Кирсанову, часть – к Мичуринску. Но «одеяло на себя перетягивает» Тамбовский перинатальный центр. А дело в том, что за роженицами идут бюджетные деньги. Эта медицинская услуга финансируется. И вот у нас появилась возможность изучить, где женщина готова получить эту помощь, реально увидеть – кто, откуда и куда приезжает. Это серьезнейшая проблема.

Раньше, с конца 19 века, земства устраивали фельдшерско-акушерские пункты, наоборот, поближе к населению, в сельской местности. А теперь пошел обратный процесс. Насколько это оправдано, мы пока не знаем. Сами понимаете, каково это – женщине на последних сроках беременности ехать куда-то далеко. Наверно, это как-то надо делать заранее. В общем, это новый совсем процесс, и мы его тоже отслеживаем. 

– На ваш взгляд, этот процесс отрицательно влияет на демографическую ситуацию в селе?

– Пока не знаем. Тут вопрос еще в качестве этой самой вспомогательной помощи. Роды – это же своего рода операция, и делать ее должен большой специалист. Раньше в традиционной русской деревне роды принимали бабки-повитухи. И очень часто дети появлялись на свет с какими-то родовыми травмами. А как делать кесарево сечение не специалисту, когда это необходимо? Поэтому сказать трудно: что здесь будет главным, покажет опыт. Исследование проводим только год, еще два впереди. Со временем уже какие-то наблюдения появятся о том, что лучше: приближать помощь к жителям, или наоборот доставлять их в более качественные условия. Во всяком случае следует отметить, что Тамбовская область и соседние регионы даже в тяжелые времена, в 90-е годы, имели самые низкие показатели по младенческой смертности. То есть наши врачи очень качественно оказывают родовспомогательную услугу. 

– Реализация вашего проекта рассчитана на три года. Один прошел, впереди еще два. Что планируете исследовать дальше? Наверняка уже есть планы?

– В любом проекте, в том числе и в этом, есть заранее составленный план. Поэтому, главное, это его реализация, и второе – корректировка по ходу выполнения. О чем мы уже говорили выше: по ходу проводимых исследований появляются факты, которые тоже требуютизучения. На этапе третьего года реализации мы будем изучать проблемы сельской смертности. С точки зрения общественной, это вопрос факторов. Да, жизнь человека, как ни печально, конечна, но причины-то разные. Особенно страшными были показатели 90-х годов, когда большинство мужчин умирало, не достигнув пенсионного возраста. Средняя продолжительность жизни мужчин упала ниже 60 лет. И тогда стали изучать причины. Самое главное, как определили, это психологические стрессы, связанные с тогдашней крутой перестройкой жизни российского общества. Ну а на этой почве – и алкоголизм, и наркомания, и самоубийства, и прочее. Изучение этого тоже будет новой задачей. 

Многие данные мы изучаем и по другим областям. Посмотрим в сравнении Тамбовскую область на фоне соседних регионов Центрального Черноземья, другие соседние регионы – Тульскую, Рязанскую, Орловскую области. Пока пилотные построения ведутся на тамбовском материале, но уже идет сбор информации по другим регионам. А потом – на фоне всей страны. И конечный итог – это определенные рекомендации для органов власти: что с учетом действующих факторов можно сделать?

И еще я бы хотел сказать: важно, что в нашем исследовании мы привлекаем к работе студентов – и в учебном процессе, и на практике. Когда, например, мы проводили исследование, на проведение соцопросов выезжали более 30 студентов. При этом они за свою работу получают определенную оплату. Но, прежде всего, для них это практика. У них формируется профессиональный и житейский опыт благодаря участию в такой научной работе. 

И самое последнее – это внедрение в учебный процесс, потому что те же социологи эту программу опроса, которую они разработали, со студентами на практических занятиях обсуждали. Мы использовали ее во всевозможных спецкурсах, магистратуре, аспирантуре. 

За год мы подготовили восемь научных публикаций по материалам и одну дорабатываем сейчас. В новом году собираемся еще в более крупных журналах публиковаться. Нужно только наработать материал. Те же самые результаты моделирования, социологических опросов. Планы у нас большие.

– А что с финансированием? Только РНФ? Или Державинский университет тоже оказывает содействие?

– Конечно, все происходит с участием ТГУ. Вот, к примеру, те же самые социологи выезжали в села проводить опрос на университетском автобусе. Для этого типография ТГУ напечатала тысячу анкет. Университет не препятствует привлечению к работе студентов и всеми силами поддерживает наш проект. 

– Давайте подведем итог и еще раз подчеркнем, что же будет на выходе?

– Это будет большой научный труд с рекомендациями для представителей власти. Аналитический и экспертные материалы. Итоговой публикацией станет монография. Запланировано 30 статей. Все это будет очень полезно. Тем более сейчас в нашей области создается экспертный совет по проблемам демографии. Меня туда пригласили и Сергея Константиновича Лямина, члена нашего коллектива. И мы уже в общем-то участвуем в работе. 

Фото: из архива В.В. Канищева, tamlife.ru

Галдым Галдым
Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Самые читаемые:

© 2009—2019 Интернет-журнал «448 вёрст».

Сетевое издание «448 вёрст» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 1 февраля 2019 года. Эл № ФС77-74958 от 01.02.2019.

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Центр управления недвижимостью» (ОГРН 1126829001870).
При использовании материалов, размещенных на сайте, гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна. 18+
Адрес редакции: 392000, Тамбовская обл., г. Тамбов, ул.Советская, д. 93, оф.31.
Телефон редакции: 8 (910) 757-66-18.
Адрес электронной почты редакции: verst448.ru@yandex.ru.
Главный редактор: Кузнецов Илья Викторович.