4579
20.03.2019

Экстрасенс из Тамбова Лиза Сергеева: «Порой мертвые «приходят» сами и начинают мне что-то рассказывать»

Три года назад в Тамбове состоялся кастинг на одно из самых популярных шоу российского телевидения «Битва экстрасенсов». В нем приняли участие около тридцати человек. Но никто из них особенно не впечатлил организаторов и продюсеров. Однако сразу после кастинга тамбовчане начали активно интересоваться результатом конкретной участницы – Лизы Сергеевой. Стало ясно: о ее способностях в городе знают не первый год. 

О том, что отличается от других, Лиза начала понимать в 16 лет. Девушка постоянно удивляла окружающих своими догадками относительно мелких бытовых ситуаций. А после переломного момента, смерти близкого человека, сомнений не осталось – сверхъестественные способности есть!

После кастинга желающих пообщаться с Лизой Сергеевой стало немало. Многих тамбовчан девушка откровенно удивляла. Она рассказывала людям о их прошлом, настоящем и будущем, помогала снять сглаз и порчу. 

Интернет-журнал «448 вёрст» решил встретиться с Лизой Сергеевой, чтобы узнать, как изменилась ее жизнь. 

– С того момента, как в Тамбове состоялся кастинг на шоу «Битва экстрасенсов» прошло три года. Что изменилось у тебя за это время?

– Изменилось многое. Я начала конкретно заниматься экстрасенсорикой, гаданием, появилось больше людей. Не только в Тамбове стала известна. Много раз выезжала и в Липецк, и в Москве тоже пару раз была. Набрала больше опыта, чем было раньше. 

– Тебя звали туда приехать специально? Или как это было?

– Да. Один момент был, люди из Тамбова, которым я гадала, у них есть знакомые из Москвы. Они приезжали ко мне. А потом просили меня приехать в Москву, чтобы я погадала друзьям их семьи. Было очень много людей. 

– Все-таки свою деятельность ты называешь гаданием. Верно?

– Да. Наверно, так все-таки правильнее. Ну себя я называю экстрасенс-медиум, а то, что я делаю, это все же больше похоже на гадание, чем на что-то другое. 

– Расскажи вкратце про основную работу. Как много времени получается уделять гаданию, экстрасенсорике?

– На основной работе, в магазине косметики, у меня график 2/2. В остальное время я гадаю. Два дня работаю, остальные два дня – у меня забиты людьми. Бывают моменты, что я беру людей и после работы. Стараюсь время уделить человеку, если он во мне нуждается – и с утра, и поздно вечером. 

– Раньше проявлению твоих экстрасенсорных способностей помогали табачный дым и свечи. Добавились ли какие-то новые атрибуты, амулеты? 

– Пока что для себя ничего нового я не открыла. Основной поток информации извне приходит только благодаря табачному дыму. Я пробовала заменить его на другой вид дыма, но это все не то. Не знаю, почему. 

– Как ты видишь то, чего не видят другие? 

– У меня идет информация, как будто я знаю про человека все. Я начинаю смотреть куда-то вглубь его души, его жизни, сама погружаюсь в какое-то нестандартное состояние, похожее на состояние транса. От остального я в этот момент отключаюсь. То, что я вижу – это не какие-то там картинки или звуки, это больше похоже на голоса. Информация приходит ко мне от них. Кроме того, у меня стала лучше протекать связь с умершими людьми. Поэтому к определению меня как экстрасенса добавилось слово медиум. Раньше я не очень умела связываться с духами. А сейчас мне стало проще это делать. 

– Это тоже по чьей-то просьбе происходит – связь с умершими людьми? Зачем ты это делаешь?

– Да, некоторые люди иногда просят именно об этом. А порой мертвые «приходят» сами и начинают мне что-то рассказывать, чтобы я передала это живым людям, их родным или друзьям.

– Как они приходят? Это голоса, образы?

– Да, будто образ человека приходит. Стоит в моей голове. Как правило, это происходит во время стандартного сеанса с моим клиентом. И в этот момент я спрашиваю у него, кто это может быть, выясняю, зачем эта душа пытается связаться с моими мыслями. Как правило, в эти минуты я описываю момент его смерти и рассказываю то, что он хочет донести сейчас, находясь уже в загробном мире. Чаще всего приходят образы тех умерших, которые ушли из жизни не своей смертью. И они пытаются связаться со своими живыми родственниками, чтобы объяснить, как все произошло на самом деле. 

– Это тоже происходит только в тот момент, когда имеет место табачный дым?

– Да. Без него я пытаюсь жить обычной жизнью, не вдумываясь во что-то потустороннее.

– Раньше ты говорила, что про себя ты ничего не видишь и не знаешь. Так и есть до сих пор?

– Да, в принципе, всё так и есть. Только иногда те ситуации, которые так или иначе должны со мной произойти в ближайшем будущем, я это чувствую. Бывает, говорю друзьям, что я должна что-то сделать. Не то что бы мне приходят какие-то видения, просто это на уровне внутренних ощущений. И часто окружающие замечают: «Ты только вчера об этом говорила»! 

– То есть это какие-то предчувствия?

– Да. В эти моменты я нахожусь в своем привычном состоянии, просто появляются предчувствия. Слова, мысли рождаются, непонятно с чего. 

– Как вообще можно попасть к тебе на сеанс?

– У меня в социальных сетях указаны контакты. При желании человек может связаться со мной по телефону или написать мне. Часто с моими будущими клиентами номером телефона делятся мои нынешние знакомые и т.п. Но большинство пишут ВКонтакте. Мы договариваемся о встрече, и либо я выезжаю к ним, либо они приезжают ко мне домой. 

– Раньше ты заявляла, что способна определить наличие порчи и снять ее. Как сейчас с этим обстоят дела?

– Нет, этим я перестала заниматься, потому что почувствовала последствия на своем организме. Начались проблемы со здоровьем. Это гораздо тяжелее, чем, грубо говоря, «посмотреть, просканировать» человека. 

– То есть к тебе обращаются с запросом, и ты рассказываешь человеку, что и как у него в жизни сейчас происходит, даешь ответы на какие-то вопросы, которые его интересуют, и заглядываешь в будущее?

– Да, я смотрю прошлое, настоящее и будущее. И если есть запрос, то пытаюсь связаться с умершими людьми. Но и в плане здоровья – тоже. Я пытаюсь посмотреть, объяснить, с чем у человека могут быть проблемы. 

– По-прежнему встречаются какие-нибудь «темные просьбы» – приворот, порча?

– Да, бывает. Недавно даже что-то подобное было. Но я сразу таким людям объясняю, что я этим не занимаюсь. Некоторые пытаются меня в этом переубедить. Приходится их корректно «отшивать». 

– Каковы твои религиозные убеждения? На первый взгляд, это кажется несовместимым – гадания и вера в Бога.

– Я в Бога верю. Всю свою жизнь верила. Я знаю, что эти способности мне тоже дались не просто так. И я стараюсь ими не злоупотреблять лишний раз. Допустим, сейчас идет Пост: в эти дни я не всегда могу взять человека на сеанс, пытаюсь куда-нибудь перенести. В такой период работать бывает тяжело. Люди, конечно, бывают разные. Кто-то как будто вообще с ума сходит, им нужно «вынь да положь» прямо сейчас! Я все прекрасно понимаю, но не всегда такие запросы удовлетворяю. 

– Ты говоришь «мне тяжело». Как это проявляется?

– Это такая своеобразная моральная тяжесть. Ведь во время сеанса получается так, что все чувства и эмоции человека я беру на себя. И иногда после этого мне бывает тяжело даже просто собраться со своими мыслями. Особенно, когда у людей какие-то серьезные проблемы, я потом сижу и еще долго об этом думаю. Энергия пропадает, после сеанса опустошенность внутри чувствую. Раньше, когда занималась снятием порчи, все это было в два раза сильнее и тяжелее. Только потом до меня дошло, почему.

– Как считаешь, люди, которые обращаются, насколько они доверяют тебе и твоим способностям?

– Мне кажется, процентов, наверно, на 85. Все равно, первое время, когда человек приходит, он пытается проверить меня: что я скажу о прошлом, что – о настоящем и т.д. Потом люди уже начинают доверять. И многие возвращаются и второй, и третий, и четвертый раз. Есть, конечно, и такие, которые один раз приходят, а потом пропадают. Но тех, которые доверяют, их больше. Часто пишут мне о том, что все так и случилось, как я говорила. 

– А есть абсолютные скептики?

– Есть. И, кстати, среди женщин их попадается больше, чем среди мужчин. Раньше было наоборот. Я даже для себя личную статистику выявила. Прямо скептик на скептике встречается среди женщин от 30 до 40 лет. До 30 и после 40 они как-то иначе смотрят на жизнь. А именно в этом возрасте многие женщины более агрессивно настроены, и меня постоянно пытаются проверить. И если я говорю что-то, что им не хочется слышать, они это активно опровергают. Но я не пытаюсь навязывать свое мнение. Я говорю то, что вижу. А за этим же ко мне люди и приходят. 

– Есть ли люди, которым ты по каким-то причинам отказываешь?

– Да. Это как раз такие случаи, когда люди пытаются меня убедить, говорят, что им надо срочно, прямо сейчас… Как правило, все это происходит с достаточно агрессивным потоком энергии. Такое бывает крайне редко, но бывает. В большинстве случаев все равно всегда пытаюсь пойти человеку навстречу. 

– Я знаю, что тебя приглашали снова поучаствовать в кастинге на телепроект об экстрасенсах. Расскажи, пожалуйста, об этом подробнее. 

– Я подавала заявку на участие в кастинге шоу «Школа экстрасенсов». Мне перезванивали продюсеры, приглашали приехать в Москву. Спрашивали, был ли у меня подобный опыт. Я рассказала, что была на кастинге «Битвы экстрасенсов» в Тамбове. Задавали вопросы о моих способностях, о том, чем я занимаюсь, и в результате сказали, что ждут меня в Москву. Но, к большому сожалению, обстоятельства сложились так, что поездку мне пришлось отменить. Мне звонили повторно и рекомендовали попробовать свои силы на других кастингах подобных проектов. 

– И что думаешь? Будешь пробовать?

– В принципе, мне бы хотелось. Если три года назад, когда я впервые пришла на кастинг, я не была уверена в себе, потому что только начинала этим заниматься, то сейчас ситуация изменилась. Я набралась опыта и думаю, что смогу себя попробовать в Москве. Только это же все не так просто. Нужно понимать, что и финансовая стабильность – необходимое условие. В столице же тоже нужно будет на что-то жить и т.д. Возможно, на следующий год я уже поеду на «Битву», посмотрим.

– Отношение родных и близких как-нибудь изменилось к твоей деятельности?

– Уже да. Раньше все равно как-то боролись, не хотели, чтобы я этим занималась. Сейчас уже смирились. Стали спокойнее относиться.

– И в чем же все-таки твоя польза для людей, которые к тебе приходят? Ты гадаешь: описываешь прошлое, настоящее, будущее. Что дальше?

– Я помогаю людям морально. Особенно тем, кто действительно в этом нуждается, а не тем, кто пришел ко мне ради простого интереса. Моя задача – разложить жизненные события по полочкам, постараться помочь в тяжелых ситуациях. Хотя я всегда предупреждаю, что я не психолог, и полностью разобраться во всем не могу, потому что попросту не знаю, как это делается. Часто люди, уходят от меня и говорят или пишут чуть позже: «Лиз, после тебя какое-то ощущение легкости наступило». Это для меня очень важно. Становится понятно, что все не зря. 

– Когда напротив тебя сидит человек, понимаешь ли ты, доверяет он тебе и тому, что ты говоришь, или нет?

– Это я начинаю ощущать спустя некоторое время, примерно минут 30 от старта сеанса. Для начала надо во всем разобраться. Я всегда говорю людям, чтобы задавали мне вопросы, которые их интересуют, потому что я так могу с далекого прошлого начать и много чего «откопать», наговорить. Может, человек этого не захочет слышать. Поэтому мне нужно знать, что именно он хочет знать, на что мне акцентировать мое внутреннее внимание. 

– После нашего первого интервью, после кастинга на «Битву экстрасенсов», народ активно тобой заинтересовался. Среди тех, кому ты гадала, встречались и мои знакомые. Знаю, что некоторые твои предположения оказались не совсем верными, а предсказания на будущее в жизнь не воплотились. Что думаешь по этому поводу?

– Я лично таких случаев не помню, не знаю. Потому что обычно люди, которые мне пишут после наших встреч, говорят, что многое сбылось, что все произошло так, как я сказала. Но, наверно, имеют место быть и промахи. Я это связываю с неопытностью. Раньше, может, мне было сложнее выразить в словах то, что я вижу, не совсем точно описать это. Кроме того, все равно все зависит от моего морального состояния. Если меня саму беспокоит какое-то личное переживание, то порой я не могу собраться с мыслями. В этих случаях я не могу полностью вникнуть в чужую проблему. Все мы люди. Из-за этого в такие моменты я сеансы стараюсь переносить. А если не получается перенести, говорю человеку, что мне нужно время, чтобы собраться с мыслями. Бывает, что это может занять и 20, и 30 минут. И только после этого я начинаю говорить. 

Лизе Сергеевой всего 23 года. Девушка признается, что слава и деньги для нее не главное. В своих способностях Лиза действительно видит дар свыше и говорит, что раз уж он достался именно ей, то она будет помогать людям, пока это в ее силах. 

Интернет-журнал «448 вёрст» предупреждает: курение вредит вашему здоровью!

Фото: из личного архива Лизы Сергеевой, vtambove.ru

Галдым Галдым
Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Самые читаемые:

© 2009—2019 Интернет-журнал «448 вёрст».

Сетевое издание «448 вёрст» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 1 февраля 2019 года. Эл № ФС77-74958 от 01.02.2019.

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Центр управления недвижимостью» (ОГРН 1126829001870).
При использовании материалов, размещенных на сайте, гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна. 18+
Адрес редакции: 392000, Тамбовская обл., г. Тамбов, ул.Советская, д. 93, оф.31.
Телефон редакции: 8 (910) 757-66-18.
Адрес электронной почты редакции: verst448.ru@yandex.ru.
Главный редактор: Кузнецов Илья Викторович.