774
15 февр. 2018

«В Афганистане больше всего доставалось погибшим!»

Со дня вывода советских войск из Афганистана, где Союз потерял около 14 тысяч своих граждан, сегодня, 15 февраля, исполняется 29 лет. Корреспондент интернет-журнала «448 вёрст» встретился и поговорил с Михаилом Юмашевым — непосредственным участником боевых действий, награжденным орденом «За службу Родине в вооруженных силах СССР» третьей степени.

Михаила Павловича направили в Афганистан в 1983 году. Тогда он был 23-летним парнем, который совсем недавно покинул стены Свердловского высшего военного училища. 

Молодой офицер проходил службу в трех гарнизонах: Шинданте, Кабуле, Баграме. Подразделения, где его назначили заместителем командира роты, выполняли разные задачи: уничтожали бандформирования моджахедов, доставляли грузы, охраняли объекты. Подавляющим большинством его подчиненных оказались 18-летние мальчишки. 

По словам Михаила Павловича, сложнее всего русским ребятам далась акклиматизация в Афганистане. 

— Чувствовались отсутствие как таковой зимы и сильные перепады температуры. На перевале Саланг можно было играть в снежки, а, спустившись в долину через два часа, наблюдать +40.  На афганской земле столкнулись с массовыми инфекционными заболеваниями: гепатитом, тифом, — рассказал ветеран. — Это происходило из-за употребления грязной воды. Ведь при такой жаре пить хочется всегда, и той жидкости, что брали с собой, не хватало. Мы кипятили и обеззараживали воду при помощи таблеток, но и это не помогало. Условия были очень жесткие: дотронувшись открытым участком тела до брони, можно было получить ожог. Выходили из положения по-разному: например, вешали на объекты и автомобили бронежилет с тканной основой. 

К экстремальной жаре добавлялся разреженный воздух на высокогорье. Нашим солдатам и офицерам порой приходилось вести боевые действия на высотах 4500-5000 метров, где дышать было сложно даже тем, кто за всю жизнь не выкурил ни одной сигареты. 

Высшее военное и политическое руководство при подготовке вооруженных сил исходило из того, что если армия будет готова к большой войне, она будет готова и к малой.

Но в Афганистане стало ясно, что навыки, которым были обучены советские войска, не годятся в условиях горного рельефа. Боевые машины пехоты, самоходные артиллерийские установки и танки там невозможно было применить.

Наши воины столкнулись с тем, о чем не было написано ни в боевых уставах сухопутных войск, ни в учебниках по тактике.

— В условиях горно-пустынной местности очень сложно вести боевые действия, — поделился Михаил Павлович. — Технику из-за крутых подъемов было проблематично разместить. В горах трудно давалось управление огнем артиллерией. Взять такую единицу, как БМП-1, у которой угол подъема ствола порядка 30 градусов. Если тебя обстреливают с господствующих высот, ты даже ствол не можешь поднять. В таких случаях самым надежным средством ведения боя оставался автомат с подствольником. Вместе с тем, Афганский конфликт дал сильный толчок к дальнейшему развитию боевой техники и вооружения.

Духи минировали тела 

Кроме того, сильно осложняла ситуацию навязанная душманами минная война с активным применением методов партизанской борьбы.

— Продолжением столкновения с врагом лицом к лицу стало минирование: взрывчатку устанавливали на дорогах и тропах. Всякое, конечно, бывало. Но больше всего доставалось погибшим, — подчеркнул офицер. — Когда их приносили с гор в батальон — это было тяжелое зрелище. Поскольку тела тащили, спускали с отвесных склонов и волокли на веревках.  Мы никогда не бросали своих — такой был негласный приказ для всех. Хотя хорошо знали: если солдат или офицер погиб, духи, как правило, минировали тело или подступы к нему. Немало наших бойцов подорвалось после того, как подходили к погибшим.

На войне русские, или, как их называло местное население, «шурави», не доверяли никому, но и не конфликтовали с простыми людьми, которых солдатам было искренне жаль. 

— Как сейчас помню: в кишлаке одну 10-летнюю девочку, которая внезапно выбежала на дорогу, наш срочник насмерть сбил на машине.  Чтобы уладить взаимоотношения, командир отдал родственникам ребенка мешок муки. Они там были рады до беспамятства, — рассказал Михаил Павлович. — Настолько бедны. Единственная страна в мире, где дрова продаются на вес килограммами. Нередко сталкивались с фактами, когда афганские мальчишки стояли на дороге и торговали наркотиками. Они зарабатывали на жизнь, как могли.

Как говорит Михаил Юмашев, к войне было сложно привыкнуть, но ему пришлось это сделать. Офицер должен был в оперативном порядке принимать решения, отвечать за людей, организовывать жизнь и деятельность роты, обеспечивать выполнение боевых задач.

Самые тяжелые воспоминания Михаила Павловича связаны с операцией «Панджшер-84», когда из 1-го батальона нашего мотострелкового полка в живых остались всего четыре человека. За годы Афганской войны это самая массовая потеря личного состава. 

— В тот период нам противостоял полевой командир Ахмад-шах Масуд, который сумел собрать вокруг себя многочисленные отряды моджахедов. Его бандформирования, насчитывавшие более 10 тысяч человек, укрылись в  Панджшерском ущелье и прилегающих районах, — вспоминает ветеран. — Ряду частей и соединений 40-й армии была поставлена задача их разгрома. И такая операция была проведена. Наш полк каждый день нес потери, подвергался обстрелам, блокировкам разведгрупп, нападениям на посты боевого хранения. Сколько лет прошло — я это до сих пор помню. 

К сожалению, сегодня есть те, кто утверждает, что в Афганском конфликте не было смысла, а героизм и жертвы наших солдат и офицеров — напрасны. Ветеран этой войны, офицер Михаил Юмашев, придерживается кардинально противоположного мнения: 

— Наш народ заплатил страшную цену за разгром фашизма, и он заслуживал право жить в мире, но история распорядилась иначе. За послевоенный период Великой Отечественной наши вооруженные силы принимали участие более чем в 40 конфликтах. Конечно, самой крупной по применению сил, средств, потерь, которые мы несли во время боев, стала Афганская война. Более 3500 наших земляков прошли ее дорогами, 86 человек из них погибли, трое пропали без вести, их судьбы до сих пор не удается установить. Но если бы мы не вошли в Афганистан, там бы оказались вооруженные силы США. Тогда, в условиях жесткого противоборства двух мировых систем, для руководства нашей страны это было неприемлемо. Это первое. Второе: мы уничтожили и рассеяли бандформирования, которые там были. Им не удалось образовать внутри государства площадку для создания напряженности на наших южных границах. Лучше воевать на чужой территории, чем на своей.

 

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Самые читаемые:

© 2009-2017 Интернет-журнал «448 вёрст»

Лента новостей Тамбова, Тамбовской области и федеральных событий. Все права защищены. 16Ес+
При использовании любого материала с сайта гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна.