439
15.07.2020

Живые жанры тамбовского фольклора: частушки, наигрыши, пляска

Самым живым, актуальным и развивающимся жанром тамбовского фольклора является частушка, существующая в богатстве форм и вариантов. Хотя многие тексты частушек строго не закреплены за определенным наигрышем, балалаечным, или гармонным, существует и цикл частушечных спевов, которые исполняют под «Матаню», «Барыню», «Барыню-рассыпуху», «Месяц», «Досаду», «Страдания», «Канарейку», «Семёновну», «Цыганочку», «Кирсановского», «Шамиля» и др.

Частушка, несмотря на пренебрежительное к ней отношение у некоторой части общества, остается живым жанром, осуществляющим преемственность региональной традиции. Нередко поющие, хорошо владея литературным языком, исполняют частушку в полном соответствии с фольклорной нормой, местным говором:
Аканье, диссимилятивное яканье; сочетание «хв» вместо «ф»; фрикативный «г»: 

Заирай Яшкя! 
Вышла кума Сашкя!
А ты, кума, Фенькя 
Пляши харашенькя!
 
Глаголы 2 спряжения мн.ч. на – «ть»; употребление окончания «ого/аго» на месте нормативного «ова/ева», дифтонг «уо» на месте древнего «ера»: 

За каго жа нони пьють, 
Зза каго играють?
- Маю лучшыю падружку
Ноня пропивають!». 

«Ох, вот жанишок! 
На работу гуоднай!
Толькя, девычки, бяда – 
брат двыюруоднай!» 

Смягчение «к» после мягких согласных: 

«Эх, свет ты мая, 
Девичья волькя,
Нъ дну (на одну) косу хъдила',
Грибяшкоф тройкя». 

Долгий твёрдый на месте мягкого шипящего: 

«Ты мне, …, не брасай 
Търакана во' щи.
Я табе ишшо ни зять, 
Ты мине ни тёшша». 

Протетический гласный, употребление формы женского рода на месте среднего; «мине», «табе» - вин. Пад., ед.ч.; употребление терминов родства:  свякры, до′чиря, свякровия и пр.:

«Выду замыш зъ Ивана. 
Он в сямье адин сынок.
Будить свёкар симпатичнай 
И свякровья – аганёк». 

«Выхади, падруга Надя, 
Давай дроби выбивать!
Гърманист нам съгласилси 
Пълтара часа играть».

Частушка хранит древние сакральные смыслы, несмотря на то, что возник жанр в земледельческом сельскохозяйственном регионе в период становления и укрепления городской культуры. Инструментальная культура предполагает активность мужского социума, хотя балалайкой, реже – гармошкой, владели и женщины. Усложненная структура гармонного наигрыша требует и развитого исполнительского навыка, а также умения работать в ансамбле гармониста и поющего.

Символическая, знаковая семантика инструментальных наигрышей наиболее полно раскрывается в уличных гуляниях, приуроченных к праздникам, важным событиям в жизни человека. Изысканные особенности музыкальной речи, свойственные тамбовской инструментальной традиции, синкретичность презентации (игра, пение, припляс), включенность в локальный и универсальный процесс крос-культурной интерференции, хорошая сохранность традиции, зафиксированной в многочисленных импровизационных вариантах – все это делает музыкальную фольклорную традицию узнаваемой.

Инструментальная культура Тамбовщины непосредственно связана с народной хореографией, а также с более древней практикой песенного искусства, из которого она заимствовала сложную структурную форму - запевно-припевную конструкцию. Названные инструментальные наигрыши являют собой замечательные образцы народно-исполнительского искусства, представляют безусловный музыкальный и научный интерес, являясь неотъемлемой частью музыкальной традиции региона. О развитости музыкально-хореографической культуры Тамбовщины говорит многообразие исполнительских средств. Частушку может припевать одна исполнительница, сопровождающая гармониста, однако чаще поют парой, как бы состязаясь в умении, либо группа на группу, либо группа на гармониста. Исполнительские средства зависят от типа наигрыша. Например, под «Подружку» принято петь парой (2 женщины), «Страдания» могут исполняться парой, мужчина и женщина, нередко роль партнёра берёт на себя гармонист. Показателем мастерства исполнителя частушек является свободное владение частушечной формой, например, пени «поперёк», т.е. более распевно по сравнению с пульсацией наигрыша. Внешне простая интонационная линия частушки безудержно наполняется вокальными украшениями: мелизмами, глиссандирующими подъемами и спадами. В рамках структурного стереотипа умелые частушечники, «манипулируя» возможностями вокальной партией, театрально передают смысловой образ куплета, сохраняя при этом единство общей формы композиции. Как правило, в подобных случаях поются куплеты трёх- или двустрочные, возможно из-за темповой перестройки, а может быть в качестве особой чувственной «изюминки». Сравнительный анализ сопровождения наигрышей также подтверждает их функциональную близость. Например, преобладает гармоническая схема S-II-D-T (типичная для гармонического сопровождения «Матани»). Вместо субдоминантовой функции применяют VI ступень, таким образом, схема меняется: VI-II-D-T. Гармоническая составляющая «припевного» эпизода обычно представлена функциями: S-T-D-T. Названные наигрыши в пространстве тамбовской традиции существуют в бесчисленных вариантах: один и тот же исполнитель постоянно импровизирует и умножает средства выразительности, однако сохраняя структуру, без чего трудно достичь узнаваемости текста, необходимого для участия в инструментально-вокально-хореографическом действии определенной группы людей.

Таким образом, традиционные наигрыши гармонистов Тамбовского региона, имеют аккомпанирующую функциональную природу. Их априорная предназначенность – сопровождение куплетов частушечного типа, имеющих разнообразные варианты хореографического воплощения. В ряде разноимённых композиций наблюдается факт очевидного музыкального родства. Интонационное сходство объясняется самим процессом становления народных композиций, опирающимся на вековые традиции, связанные с эстетическими представлениями многих поколений. Различные трудовые занятия людей, воспитание с малых лет, общественный образ жизни, природа, среди которой люди и их предки взрослели, - всё это участвует в процессе формирования местных характерологических свойств, определяет образ художественного мышления, формирует устойчивый музыкальный стиль. И как люди, живущие в одной местности, имеют общее историко-культурное начало, ментальное сходство, предсказуемость и стереотипность поведения, так же близки конструктивно и родственны мелодически композиции, создаваемые представителями данного географического ареала. О Тамбовских синкретических композициях можно заключить следующее: несмотря на определённые различия в их образно-тематическом содержании, все они отличаются позитивом, искренностью, душевной широтой - качествами, исторически присущими русской нации.

Богатство тамбовской фольклорной традиции на межрегиональном и российском уровне успешно представляют талантливые гармонисты: А.Ф. Прохоров (г. Кирсанов), Н.К. Ересина (с. Саюкино Рассказовского района), Е.А. Худякова (с. Чернава Инжавинского р-на), В.А. Лисицын (с. Текино Сампурского р-на), А.В, Мещеряков (г. Тамбов), А. Мирошкин (г. Тамбов), А.Н. Дубровин (с. Куксово Тамб. Р-на), А.В. Мосякин (с. Петровское) и др. 

Музыкальный фольклор Тамбовщины манифестируется признаками южнорусской традиции, что показывает сравнение с традициями других областей Центрального Черноземья: Воронежская, Курская, Липецкая, Белгородская и др. При этом отметим, что фольклор Тамбовской области представляет северную окраину ареала южнорусской традиции, обнаруживая также сходство с фольклором центральной зоны: Московская, Владимирская, Рязанская и др. Наблюдается также сходство основных этнографических комплексов и фольклорной традиции Тамбовской и Пензенской (Приволжский ФО) областей.

Закономерность определения тамбовского фольклора как южнорусского аргументируется общностью ритмоформул тесным расположением голосов в многоголосной структуре вокального текста, прямой способ голосообразования, полиритмия, полиладовость, политональность обрядовых и бытовых песен.

Являясь неотъемлемой традиционной формой национальной и этнической самоидентификации, система фольклора входит в конфликт с мощными процессами модернизации, глобализации, стандартизации и пр., почему и нуждается в защите. Как культура живая фольклор сопротивляется натиску официальной письменной традиции. Одной из форм защиты является фольклоризация литературного текста, передача его традиционными средствами выразительности. Способом охраны фольклорного наследия Тамбовщины является осознание существования такой проблемы. Весомый вклад в сохранность и популяризацию фольклорного наследия Тамбовской области вносит программа изучения, описания и регистрации объектов нематериальной духовной культуры, осуществляемая «Научно-методическим центром народного творчества и досуга», а также такими коллективами, как образцовый детский фольклорный ансамбль «Пчёлка» п. Платоновка Рассказовского района, руководитель – Н.В. Яблокова. Для обеспечения программных методов сохранения тамбовского фольклора еще предстоит многое сделать ученым исследователям: фольклористам, этнолингвистам, историкам, культурологам, музыкантам и хореографам. 

Статья подготовлена в рамках проекта «Родной край – сердцу рай», реализуемого при поддержке Фонда президентских грантов (Проект №: 19-2-000669). 

Автор:

ЕВТИХИЕВА ЛЮДМИЛА ЮРЬЕВНА,

Научный сотрудник арт-музея «Бренды Тамбовщины», член РОО «Тамбовское общество любителей краеведения».


 

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:
[

Самые читаемые:

© 2009—2020 Интернет-журнал «448 вёрст».

Сетевое издание «448 вёрст» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 1 февраля 2019 года. Эл № ФС77-74958 от 01.02.2019.

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Центр управления недвижимостью» (ОГРН 1126829001870).
При использовании материалов, размещенных на сайте, гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна. 18+
Адрес редакции: 392000, Тамбовская обл., г. Тамбов, ул. Советская, д. 93, оф. 9.
Телефон редакции: 8 (910) 757-66-18.
Адрес электронной почты редакции: verst448.ru@yandex.ru.
Главный редактор: Кузнецов Илья Викторович.