1896
05.11.2020

И всё-таки русская деревня жива и готова помочь своим уроженцам

Подходит к концу третий год реализации тамбовскими историками из ТГУ имени Г.Р. Державина большого проекта «Стратегии демографического поведения сельского населения юга Центральной России в XX – начале XXI в.». Проект в 2018 г. получил поддержку Российского научного фонда и на страницах журнала руководитель проекта доктор исторических наук профессор Валерий Канищев уже делился задачами, которые стояли перед исследовательским коллективом и первыми результатами. 



Теперь хотелось бы поделиться с читателями некоторыми новыми интересными результатами исследований. Мы не будем обращаться в этой статье к описанию сложных математико-статистических и социологических методов используемых в проекте, количественных результатов их применения. Просто расскажем о близких, понятных, и, надеемся, интересных тамбовским землякам фактах из жизни сельского населения нашего региона.

Очень интересными, на наш взгляд, оказались результаты изучения связей демографических процессов с урожаями зерновых культур. Общеизвестно, что в старинных аграрных обществах прямая зависимость рождаемости и смертности у крестьян была очевидной. Последний крупный голод в истории России произошёл в 1946-1947 гг. Мы попробовали с помощью специальных математических методов проверить, а не было ли какой-нибудь зависимости между урожаями и демографией сельского населения в конце XX – начале XXI в.

В частности, выяснилось, что такая, пусть и небольшая зависимость, проявилась в 2010 г. Многие помнят этот жаркий и засушливый год, а, как теперь выяснилось в сравнении с другими годами, ещё и момент повышенной смертности.



Через десять лет ситуация в какой-то мере повторилась, да ещё и усугубилась пандемией коронавируса. Учёные в очередной раз вспомнили о циклах астрофизика А.Л. Чижевского, который считал, что примерно раз в 10 лет происходят солнечные вспышки, которые заметно влияют на земную жизнь, в том числе человеческого сообщества.  Да, в 2020 г. урожай зерновых получился хороший. Но всё-таки очередная непонятая зараза, которая нередко распространяется в жаркие годы, проявилась.

Пандемическая ситуация нынешнего года побудила нас вспомнить о влиянии крупных эпидемических заболеваний в прошлом. С одной стороны, мы вновь стали говорить о холерной пандемии 1830-1831 гг. и её социальных последствиях (книгу на эту тему автор данных строк совместно с тамбовскими коллегами Ю.В. Мещеряковым и Е.В. Яковлевым опубликовал в издательстве ТГУ ещё 10 лет назад). 



С другой стороны, мы уже обратились к изучению первых последствий для общества ковидной пандемии. Группа студентов-историков на летнюю практику получила задание собрать в своих сельских местах проживания данные о вернувшихся в период карантина на родину жителях больших городов, о «застрявших» в местах постоянного проживания маятниковых мигрантах. Обследование показало, что во всех обследованных местах в разных частях области выявились люди, приехавшие в трудную минуту в родные края за 448 верст и с более близких мест. Интересным оказалось и то, что даже в период снятия карантина летом 2020 г. не все из них вернулись в большие города, по старинной русской традиции решили пережить «лихие времена» на родине.  

Вроде известной бедой русской деревни считается пьянство. Специальное изучение его применительно к Тамбовской и соседним губерниям конца XIX – начала XX в. показало, малое влияние этого фактора на демографические процессы того времени. Беда эта сильно проявилась в 1970-1980-е гг. Тогда демографы заметили рост разрыва между продолжительностью жизни мужчин и женщин в связи с большим потреблением первыми алкоголя. В последующие десятилетия происходили колебания в масштабах потребления крепких спиртных напитков, которые главным образом зависели от регулирования государством производства и продажи алкоголя.  Данные по всей России, в т.ч. и по нашей области говорят о том, что с 2006 г., началось падение показателей потребления алкоголя, которое продолжается по настоящее время. Напротив, очевидно растут графики, которые показывают повышение продолжительности жизни у мужчин.

Проведённое тамбовскими историками и социологами обследования теперь уже в 6-ти сельских населённых пунктах Сосновского, Жердевского и Никифоровского районов Тамбовской области показали умеренное употребление сельскими жителями алкоголя и его малое влияние на рождаемость и смертность.

Ещё одним большим разделом работ по проекту стало изучение факторов, вызывавших изменения в численности отдельных районах и сельских поселениях. Изучение вопроса показало сильную зависимость судьб районов и населенных пунктов от государственной поддержки. Стоило ликвидировать в какой-либо район (а в XX в. это происходило нередко), как население, оказавшееся на окраинах других районов, начинало разъезжаться. 

То же происходило и с сёлами, терявшими статус районных центров. Сейчас мало кто помнит, что такие сёла, как Алгасово и Ракша Моршанского района, Волчки и Шехмань, Петровского района, Глазок Мичуринского района, Горелое Тамбовского района, Граждановка Бондарского района, Дегтянка Сосновского и 2-е Левые Ламки Сосновского района, Каменка Ржаксинского района, Красивка Инжавинского района, Платоновка Рассказовского района, Покрово-Марфино Знаменского района, Полетаево Токарёвского района, Рудовка Пичаевского района, Старое Сеславино и Хоботово Первомайского района, Туголуково и Шпикулово Жердевской области, Шапкино Мучкапского района, Шульгино Мордовского района, Юрловка Никифоровского района. были когда-то районными центрами, важными местами административной, хозяйственной, культурной жизни больших окрестных территорий. 

Сейчас почти все эти села вообще перестали быть крупными (официально таковым считаются поселения с числом жителей более 3 тыс. чел.). Поэтому мы решили их перечислить дабы помочь сохранить историческую память о славных страницах их прошлого. 

Другой стороной истории сельских поселений в XX в. является вопрос о судьбах, так называемых, неперспективных сёл. Специальное изучение этого вопроса применительно к Тамбовской области показало, что региональные власти составили списки неперспективных поселений в отрыве от реального развития поселенческой сети, до 1980 г. прекратило существовать менее половины «плановых» по ликвидации населенных пунктов и сам план был провален. Напротив, исчезло немало населённых пунктов, которые власти   в 1960-е гг. считали перспективными, но по жизни они даже при некоторой поддержке государства они оказались без перспектив.      

В общем, в ходе реализации проекта, который, как видно из этой статьи, показывает немалые трудности в демографическом развитии тамбовских и подобных им сельских поселений, мы сохраняем основания для заявления о том, что «слухи о смерти» русского села явно преувеличены. Его разъехавшимся уроженцам есть куда вернуться и для отдыха от больших городов, и для переживания «лихих» событий.  

Фото: из архивов проекта
Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:
[

Самые читаемые:

© 2009—2020 Интернет-журнал «448 вёрст».

Сетевое издание «448 вёрст» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 1 февраля 2019 года. Эл № ФС77-74958 от 01.02.2019.

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Центр управления недвижимостью» (ОГРН 1126829001870).
При использовании материалов, размещенных на сайте, гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна. 18+
Адрес редакции: 392000, Тамбовская обл., г. Тамбов, ул. Советская, д. 93, оф. 9.
Телефон редакции: 8 (910) 757-66-18.
Адрес электронной почты редакции: verst448.ru@yandex.ru.
Главный редактор: Кузнецов Илья Викторович.