662
22.03.2022

Здоровому всё здорово: полевая медицина ратных людей XVII века

Появление профессиональной полевой медицины тесно связано с образованием регулярного войска, которое стало формироваться задолго до Петра I, в правление которого возникла регулярная армия (1700 – 1711). Нескончаемые войны и конфликты «бунташного» XVII века делали повседневной необходимостью оказание массовой квалифицированной медицинской помощи, а также создание специальной службы на рациональных научных началах, со временем упразднивших архаичные формы врачевания средствами народной традиции.

Начало парадигматическим изменениям дали военные реформы, которые начались ещё при Иване Грозном (середина – конец XVI века), когда возникают оборонительные укрепления в Диком Поле, в частности крепость в Шацке (1551) на Тульской оборонительной линии. При Иване Грозном в 1550 появилось первое регулярное войско из 3000 стрельцов, численность которых вскоре выросла до 12 000. В числе стрельцов были и представители знати, и обыватели, и все они подчинялись общему принципу регулярности, который потребовал установления стандартов вооружения, снаряжения, четкой структуры управления, с разграничением должностных функций, а также специализации и профессионализации, без чего нельзя было принципиально изменить уровень боеспособности. Именно в XVII веке, в 1649 году, был принят свод законов (Соборное Уложение), просуществовавший почти 200 лет.

Развитие полевой медицины должно было отвечать основным причинам обращения ратников за помощью. Причинами таких обращений, в первую очередь, были раны, полученные в сражениях, а ранения адекватны применявшемуся в те времена вооружению: копья, «совни», бердыши, сабли, шпаги, кистени, луки. Появились также огнестрельные раны и контузии, вызванные применением огнестрельного и артиллерийского оружия: пищали (мушкеты), «завесные» пищали (карабины), пистоли, пушки, мортиры. Первые пушки, доставшиеся после разгрома литовских и малороссийских городов, на вооружении стрельцов появились в 1613-1614 годах, тогда же (взятие Быхова) появились и первые формы для отливки пушек. В 1614 при содействии русского посла Степана Ушакова и Степана Заборовского через Амстердам в Архангельск из Нидерландов были доставлены лучшие на то время голландские полевые пушки, а также мушкеты и пистоли. В целом, эпоху Ивана Грозного можно назвать расцветом пушкарского дела в России. Закономерно, что делами ратными занимались Пушкарский (1547) и Стрелецкий приказы, первый, помимо управления войсковыми делами, занимался военным производством и строительством крепостей, а второй – ведал стрелецким войском и городовыми казаками. В составе стрелецкого войска были также «служилые татары» (поволжские, касимовские, романовские, сибирские).

В XVII веке был составлен труд Олисимана Михайлова (Радышевского) «Устав ратных, пушечных дел, касающихся до воинской науки» (издан в 1621) и переиздан многотомный труд основоположника научной анатомии Везалия Андреаса (нидерландец Андрис ван Везена; 1514 – 1564) «О строении человеческого тела и бессмертии».

Изучение и освоение передового европейского опыта рациональной медицины также связаны с военными реформами XVII века (1648 г.), когда наряду с полками «старого строя» появились полки «нового строя» (рейтары, драгуны, гусары), а вместе с ними – иностранные специалисты, имевшие возможность развивать рациональные знания, в то время как Русь более 400 лет вынуждена была выживать в условиях непрестанной внешней агрессии. Важно также отметить, что приглашенные европейские врачи имели за плечами опыт кровавой Тридцатилетней войны, где они могли получить эмпирические наблюдения, необходимые для продвижения научной медицинской мысли. 

На наш взгляд, можно предположить, что лучшая сохранность на территории Дикого Поля древних способов иррационального врачевания, объясняется недоверием ко всему, что связано с процессами вестернизации, в среде старообрядцев, которых немало появилось на тамбовской территории после церковной реформы патриарха Никона (1653 -1655) в правление царя Алексея Михайловича (1645-1676).

Профессиональная медицина, в том числе и полевая, не могла появиться в условиях раздробленного феодального государства, так как для неё требовались новые социальные институты и средства коммуникации. XVII век, положивший начало научной полевой медицине, системно поддерживал новации, охватившие весь строй жизни Руси: сформировались национальная культура и сама русская народность, единый русский язык, расширились связи с Европой, набрал тем процесс обмирщения культуры, апеллировавший к разуму; образовалось единое централизованное государство. Переход от Средневековья к Новому времени был атрибутирован ростом городов, ускорением социально-экономического развития, ростом специализаций различных видов деятельности и отдельных районов России.

Однако, нельзя полностью сбрасывать со счетов многовековой опыт традиционного народного врачевания не только в его рациональной, но и иррациональной (метафизической) части. Сами качества педантичного следования прецеденту, практика создания универсального правила, умение связывать мысленно предметы, не имеющие видимой связи – это наследие архаичного мифологического мышления, создавшего язык для научного (отвлеченного, обобщенного) рассуждения. Об этом позже писали выдающиеся антропологи: Э. Б. Тайлор, Б. Малиновский, К. Л. Стросс и др.

Некоторые рудименты ритуальности сохраняет и современная медицинская практика, а ведь именно ритуал научил человека строго следовать какому-либо сценарию. Древняя практика врачевания совмещала рациональные знания и иррациональные, но и современная медицина помимо очевидных действий включает и психологию, не утратившую иррационального начала.

Медицина как часть истории ментальности – тема малоисследованная. К числу древних представлений о природе болезней, которые зафиксированы в региональной заговорной традиции относится понимание недуга как некого женского существа: «сёстры лихорадки», «ломотки», «трясавицы». Заговоры образуют закономерную часть народной поэзии и интерпретируются по законам фольклористики. Лечебные заговоры рисуют фантастические ландшафты пространств, откуда приходят и куда уходят болезни. Обычно это порталы и анфилады дверей, ведущих через ворота в поле, лес, к свету месяца и звёзд, к огненной реке, к городу Иерусалиму, где лежит камень Алатырь, у которого и обитают «трясавицы», насылающие на людей хворь.

Мифологическое понимание причины болезни диктовало и средства: если болезнь – это антропоморфное, или зооморфное существо, его можно прогнать, испугать, с ним можно договориться и его можно обмануть. Так, для нас на протяжении многих веков главной лечебницей была баня, где народная «физиотерапия» сочеталась с магией. Когда баня топиться для «изгнания» болезни, топку поджигают «живым огнём», добытым трением, для этого используется берёзовое палено. Помещение обкуривают дымом, изгоняющим злых духов. Известно, что в бане «хвастаются», то есть хлещутся, веником, тоже берёзовым. В берёзовый банный веник вставляют лечебные травы: ромашка, крапива, чистотел, череда и пр. В притолоку вставляют цветы чертополоха, их же используют у спального ложа. Стихии воды и огня, вмещаемые в банный ритуал – это древнейший способ излечения. Всё, что соприкасается с огнём, перенимает его лечебные свойства, поэтому особенным почётом в традиции окружено так называемое «громовое дерево», то есть дерево, в которое ударила молния. Использование его в банной печи сообщает целительную силу банному омовению. Лечебное значение имеет и зола, которая заживляет и обеззараживает раны. В бане пользуются и травяными настоями, и особой целебной водой, которую берут из святых источников. В особо тяжелых случаях пользуются водой, взятой из нескольких источников: семи, девяти, сорока. В народной медицине чудесные целебные свойства приписываются святой воде, взятой из водоёма на главные христианские праздники: Крещение, Чистый Четверг, Ивана Купалу.

В XVII веке, как известно, на Печатном дворе в Москве был напечатан букварь Бурцева (1633), который образует замечательный памятник, сочетающий в себе средневековое и новое знание, в частности об использовании травников и лечебников, где нередко помещались и заговоры. Упомянем здесь, что Печатный двор работал под надзором самого Патриарха.

Ценнейшими источниками изучения момента возникновения полевой медицины являются травники и лечебники, которые точно характеризует Ф. Буслаев. В этих книжных свидетельствах упоминаются свойства и рецепты использования в медицине целебных трав: «попутник» (подорожник), «белоголовка» (ромашка валериановая), «девятисил» (девясил) и пр.

Неотъемлемой частью традиционной медицины являются амулеты («наузы»), использование которых в среде воинов подтверждено археологическими и письменными свидетельствами. Амулеты, отгоняющие врага и болезни, носили и сами воины, и прикрепляли их к конской упряжи. Изготовлением таких «наузов» занимались знахари, ведуны. Хорошо известно использование в качестве «наузов» клыков и когтей животных в сочетании с полосками кожи и ниток, связанных особым образом. Использовались также медальоны «змеевики» с символическими изображениями хтонических существ. Пограничный характер XVII века обозначен и тем, что на смену «наузам» и «змеевикам» приходят предметы церковного происхождения: иконы Спасителя, богородицы, архистратига Михаила.

Многое из того, что использовалось в традиционной культуре с лечебными целями, перешло в полевую медицину, которая была еще очень несовершенна. Настоящим бичом была болезнь «антонов огонь», то есть гангрена. Для её лечения использовали «спорынью», которая является ничем иным, как грибком-паразитом на злаковом колосе (рожь пшеница); приготовленное из неё зелье снижало жар, но вызывало сильнейшее отравление. В региональной традиции встречается немало замечательных свидетельств использования спорыньи в обрядах и народной медицине. Известно, что полевая медицина характеризуемого периода знала и практику ампутаций, которую, при отсутствии обезболивающих средств, далеко не каждый организм мог выдержать, даже если операцию делали физически крепкому человеку.

Нередко стрелецкий период военной истории поэтизируется, тогда как при более пристальном взгляде мы обнаруживаем высокий уровень смертности, низкую продолжительность жизни, непомерную физическую и психологическую нагрузку, которую понёс русский воин, чтобы завоевать для нас великую Россию. Воистину – «Здоровому – всё здорово!», для больного в XVII веке дело обстояло иначе.

Статья подготовлена поддержке  Президентского фонда  культурных  инициатив в рамках проекта «Пограничный край не небесный рай »
(ПФКИ-21-1-010776).

Материал подготовлен на основе открытых источников

Автор:
ЕВТИХИЕВА ЛЮДМИЛА ЮРЬЕВНА,
Методист ТОГБУК «Научно-методический центр народного творчества и досуга», член РОО «Тамбовское общество любителей краеведения».

Фото: rrepetitor.ru

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:

Самые читаемые:

© 2009—2020 Интернет-журнал «448 вёрст».

Сетевое издание «448 вёрст» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Реестровый номер № ФС77-74958 от 01.02.2019.

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Центр управления недвижимостью» (ОГРН 1126829001870).
При использовании материалов, размещенных на сайте, гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна. 18+
Адрес редакции: 392000, Тамбовская обл., г. Тамбов, ул. Советская, д. 93, оф. 9.
Телефон редакции: 8 (910) 757-66-18.
Адрес электронной почты редакции: verst448.ru@yandex.ru.
Главный редактор: Кузнецов Илья Викторович.