1508
02.12.2020

Домовые, лешие, русалки: с кем дружили и кого боялись наши предки

Домовые, лешие, русалки и другие представители мира нечисти занимают важное место в изучении мифологических представлений наших предков. Об этих существах было известно и жителям Тамбовщины. Однако, следует согласиться, что тамбовский бестиарий и мифология описаны фрагментарно и не представлены специальным системным изложением. Тем не менее наш опыт экспедиционного, археографического, библиографического и аналитического исследования этой темы показывает, что повод и материалы для ликвидации этого пробела на культурной карте региональной традиции имеются.

Омшаник для хранения ульев зимой. Умётский район. Тамбовская область

Некогда состав персонажей мира нечисти был гораздо шире, но разнородность состава «сходческой» традиции, не способствующая сохранности мифологической картины мира, а также века православного воцерковления, сформировавшие православное мировосприятие, сделали своё дело: народное представление о мире нечисти перестало быть развёрнутым культурным текстом. Именно поэтому аргументированное изложение информации о тамбовской мифологии требует сведения данных, свёрнуто содержащихся в фольклоре, прежде всего обрядовом, говорах, региональном варианте бестиария, некоторых лексико-семантических групп антропонимики и топонимики, оценочной лексике, приметах, поверьях, зафиксированных на данной территории.

Малым шагом в этом направлении является сопоставление этнографических описаний традиции, сделанных в XIX веке, с корпусом текстов, записанных в экспедициях ХХ и ХХI веков. Например, о том, как представляли себе тамбовские крестьяне персонажей мира нечисти, написано в очерках В. Бондаренко, опубликованных в журналах «Этнографическое обозрение» и «Живая старина» конца XIX века. Отметим, что село Рудовка (тогда Осино-Гаёвской волости Кирсановского уезда, теперь – Пичаевского района), поверья которого описал Бондаренко, и сейчас остаётся местом уникальной сохранности традиции. В частности, в очерке Бондаренко описаны примеры употребления магических предметов, обрядовых действий, а также рассказы о персонажах, представляющих нечисть: «куриный бог», обряд опахивания, персонификация Грыжи (болезнь) и обряд её излечения, «дедушка домовой» (хозяин), «сатана», «любостай», «фармазон», «столб ветра, образующий воронку», «колдун», «чёрные тараканы», «рыба, плывущая против течения», «заспанные дети», «кукушка», «ритуальное воровство», «дух бани», «дух гумна», «волосень», «день Касьяна», «ночь под Рождество», «покровители ремесла» и пр. Все эти примеры Бондаренко квалифицирует, как наследие времён язычества: «…в Кирсановском уезде … под оболочкой христианства… сохранилось еще много остатков язычества».

Память о «курином боге» в современных этнолингвистических материалах остается живой, возможно, потому, что остается необходимость заботиться о домашней птице, которой грозят болезни, хищники. В народе известно, что небольшой продолговатый уплощенный чёрный камень, в котором имеется смещённое к одному краю круглое отверстие, обладает способностью защищать от нечисти, которая всяко пакостит человеку и полезным для него существам. Археологи полагают, что камни, называемые «куриным богом», есть ничто иное, как древние каменные орудия труда. Эти орудия сакрализированы в народном сознании как рудимент фетишизма и тотемизма, а также примитивной магии.

В народном сознании также имеется персонифицированное представление о болезнях. На Тамбовщине, в старину и теперь, известна «коровья смерть», то есть болезнь, вызывающая падёж скота. Однако ритуал «опахивания», как противоэпидемиологическое средство, видимо, давно ушел в прошлое: люди научились противостоять злу иными, более надёжными средствами. А вот древние магические способы противостоять таким болезням, как грыжа и лихорадка, с помощью заговоров, известны в Тамбовской области по экспедиционным записям. В народе «Лихорадку» и «Грыжу» представляли в виде злобных нечистых духов, которых можно изгнать с помощью ритуала с заговором.

Самым распространённым духом является «домовой». Сведения о нём, приведённые Бондаренко, можно заметно расширить на основе современных экспедиционных данных. Нам не встретилось ни одного села, где бы не вспомнили примеров личного знакомства с «домовым», которого предпочитают называть «хозяином», а иногда – «запечным дедушкой». Домового по-прежнему спрашивают, как только услышат в переднем углу необъяснимый шум: «К добру, или к худу?». Чуть реже жалуются на домового, который мешает спать: щиплется, оставляет синяки, дует в лицо … Ещё реже вспоминают, что «домовой» привязан не к дому, а к семье, к очагу, поэтому его в случае переезда надо брать с собой. Для этого берут старый лапоть («осметок») и тянут его за оборы от печи через порог на улицу со словами: «Хозяин мой, пойдём со мной, ты вперёд, я за тобой». Бондаренко приводил другой вариант обращения к домовому: «Дедушка хозяин, иди со мною: как мы с тобой жили и опять будем жить. Милости просим». Иногда вместо этого в новый дом входят не раньше, как запустят туда кота. Рассказы о драках домовых, когда оставленный хозяевами старый домовой не пускает домового из новой семьи, перестали встречаться, как и рассказы о том, что «домовой» заплетает гривы и хвосты лошадям (лошадей не уже держат). Ушли в прошлое рассказы о холостом состоянии, внешнем виде, месте проживания домового. Редко вспоминают, что домовой – лохматый, стрижен овечьими ножницами. Однако, если в доме начинается необъяснимый беспорядок (шумы, пропажа вещей и пр.), домовому кладут за печь (в кухне у плиты) миску с куском хлеба. Однажды, в с. Теекино Сампурского района, нам довелось услышать рассказ о том, как домового вызывали специально, чтобы он помог в важном деле, которое самостоятельно сделать было невозможно (деньги на новый дом, женитьба на девушке, которая не желает идти замуж и пр.). Для вызова использовали деревянную гребёнку и «непитую» (только что принесённую из колодца) воду. Однако, как мы думаем, в этом случае домового путают с другим духом – Фармазоном. Хотя в жаргоне это слово обозначает мелкого жулика, в народе это был адепт лукавого. С помощью Фармазона можно было достичь, по свидетельству Бондаренко, красоты, богатства, славы, знания, любви и пр. Для призвания Фармазона надо выйти в поле, разрезать мизинец правой руки и кровью из раны подписать расписку, по которой за выполнение желания надо расплатиться своей душой, которая после смерти отходит в собственность дьявола. Людей, которые призывали Фармазона, называли «отщепенцами», так как они «отщепляли» душу от тела. Душу можно было искупить, но это было сопряжено с большими сложностями. «Отщепенец» опять выходил в поле и призывал Фармазона, тот стрелял в портрет человека, который изготавливался к моменту заключения договора; портрет и расписка уничтожались, а на лице «отщепенца» оставались следы от выстрела.

«Духом удачи» также является «спорыш». В Тамбове это род растения-паразита, поражающего колос ржи. Крестьянам оно напоминало «чёрные рожки». Если найти на двойном колосе такой «спорыш», то в дом придёт удача. Однако, современные носители традиции расходятся во мнении о «спорыше»: одни считают его символом благополучия, а другие сущим наказанием: если спорыш попадёт в муку, это может привести к отравлению и параличу. При этом из спорыша готовили кровеостанавливающее лекарство, а также контрацептивную отраву. В годы Великой Отечественной войны это лекарство применялось широко. Но у слова «спорыш» в тамбовских говорах есть и другое значение, так называют аномальное куриное яйцо. От обычного оно отличается заметно меньшим размером, а также аномально толстой скорлупой. С помощью такого яйца можно было вызвать Фармазона. Однако для этого необходимо было, чтобы яйцо вынули прямо из гнезда и проносили его подмышкой ровно год. Из уникального свидетельства известно, что такие яйца, за невозможностью проносить в сохранности яйцо подмышкой целый год, клали под руку покойника.

Представлялось также, что подобное яйцо не могла снести курица, но петух, либо змея. И здесь мы можем вспомнить еще один персонаж, представляющий адепта лукавого в мире людей – Любостай. Его в образе огненного змея, рассыпающегося искрами, видят у трубы дома вдовы, тоскующей о муже. Принимая образ умершего, он стучит в окно тоскующей женщины и, если та впускает его в дом, входит с ней в сношения. От этой связи рождаются «нежити», младенцы, которые вскоре умирают. Беременность длится аномально долго (по Бондаренко мало – 5.6 месяцев), женщина чахнет и умирает, попадая во власть сатаны. Этот сюжет в живой памяти хорошо сохранился и его можно без особых усилий записать в Моршанском районе.

«Домовому» могут приписать и функции других, менее важных персонажей. Например, в тамбовской традиции хорошо помнят про «коловершей», мелких пакостников размером с кулак. Они «бесятся», всё валяют, разбивают, путают. Однако, виновником могут счесть домового.

Домового путают также с «волосеней», «дворовым», «овинником», «гуменником», чьи имена забылись. Считается, что домовой следит не только за хозяйством, но за тем, чтобы люди соблюдали посты и праздники. Прядущих в праздники он наказывает. Однако, в славянской мифологии известен дух «Волосень», которого описывает и Бондаренко: «… дух, который наказывает тех, кто прял под Новый год: под видом костоеды отъедает палец, и из пальца выпадает нечистая кость». Однако, всё что связано с прядением, курирует женский дух «мать Просковея», которая за непочтение праздника путает пряжу, рвёт «куделю», сорит в глаза и пр. Она также не любит, когда прядут в пятницу. «Среда» и «Пятница» также персонифицированы в народном сознании как радетельницы установленных правил и покровительницы женщин, прях, рожаниц, невест. Рождественские гадания на скотном дворе, у плетня. гумна, омёта – это след старой забытой демонологии.

Образ «лешего» почти стёрся в народной памяти, возможно, из-за того, что упало значение леса и сократилась площадь им занятая. Помнят лишь, что «ктой-то» видится грибникам, «как тень». Пока не попросишь лешего, дорогу домой не найдёшь. По ранним письменным свидетельствам известно, что лешего задабривали тем, что на опушке оставляли ломоть хлеба с солью и читали заговор, текст которого утрачен.

Немного больше повезло русалкам. Классическую европейскую русалку с длинными волосами и рыбьим хвостом в Тамбове мы можем увидеть только в резном образе оконного наличника. Такую русалку называют «фараонкой» в память о библейских событиях потопления египтян в Чермном море при исходе евреев под водительством пророка Моисея из Египта. Однако, в целом, тамбовской традиции этот образ не свойственен. Тамбовская «русалка» - одетое в лохмотья женообразное существо, род «нежити», о чем говорят неподпоясанные рубахи, волосы, зачёсанные на лицо. Встречаем мы «русалок» в обрядах весенне-летнего календарного цикла, в период «зелёных святок» перед Троицей, что совпадает с моментом цветения ржи. Воскресение «русальской недели» называют «крапивным заговеньем». На русальской неделе опасно ходить в ржаное поле – «защекочут русалки», в русальское воскресение нельзя работать. Обряд «проводы русалок», описанный Т. Зиминой, хорошо сохранился в Кирсановском, Инжавинском, Пичаевском районах, где это настоящее представление фольклорного театра.

Ряжение на зелёных святках конкурирует с ряженьем на зимних святках, когда с песнями и плясками шествуют по селу. Ряженых в некоторых местах называют «кулешами», прощая им чудачества и шалости.

Таким образом, мы видим в тамбовской традиции есть немало сведений о древней мифологии, о взаимодействии мира реального и ирреального.

ЕВТИХИЕВА ЛЮДМИЛА ЮРЬЕВНА
Кандидат филологических наук, методист ТОГБУК «НМЦ НТ и Д», сектор нематериального культурного наследия, член РОО «Тамбовское общество любителей краеведения»;

ЖИТИН РУСЛАН МАГОМЕТОВИЧ
Кандидат исторических наук, член АНО «Тамбовское библиотечное общество», РОО «Тамбовское общество любителей краеведения».

Работа выполнена при поддержке Фонда президентских грантов, проект № 19-2-000669.

Самые читаемые
Главные новости
Яндекс.Погода

Поделиться материалом:
[

Самые читаемые:

© 2009—2020 Интернет-журнал «448 вёрст».

Сетевое издание «448 вёрст» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 1 февраля 2019 года. Эл № ФС77-74958 от 01.02.2019.

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Центр управления недвижимостью» (ОГРН 1126829001870).
При использовании материалов, размещенных на сайте, гиперссылка на интернет-журнал «448 вёрст» обязательна. 18+
Адрес редакции: 392000, Тамбовская обл., г. Тамбов, ул. Советская, д. 93, оф. 9.
Телефон редакции: 8 (910) 757-66-18.
Адрес электронной почты редакции: verst448.ru@yandex.ru.
Главный редактор: Кузнецов Илья Викторович.